• Преподобный Варсонофий Щегловский. 205 лет со дня рождения святого

    Преподобный Варсонофий Щегловский. 205 лет со дня рождения святого

    Икона преподобного Варсонофия Щегловского

    Замоскворецкий купец Василий Иванович Макарухин

    Святая тайна окутывает рождение будущего основателя и строителя Богородичного Щегловского монастыря. Мальчик с царским именем Василий родился в Замоскворечье 1805 года, июля 27-го дня. Крещен 30-го числа. Почему младенца Васеньку крестили на третий день после рождения, когда в России с давних пор крепка традиция крестить на сороковой день? Был слаб здоровьем... Родители не чаяли видеть его живым до наступления сорокового дня... Молились о его здравии Божией Матери. И после крещения малыш ожил и окреп! Родители, конечно, говорили ему, что он жив только по Промыслу Божиему, по молитвам Пресвятой Богородице. Вася и сам с малых лет сердцем чувствовал, что ему хочется жить только в послушании воле Божией, в иных рамках было ему холодно и неуютно. Потому характером он был кроток, тих, смирен и во всяком деле и слове вполне справедлив. Никогда никто не слышал от него слова неудовольствия. Его современники отмечают, что для родителей своих Василий Макарухин был примерным сыном: всегда и во всем покорен и почтителен, всегда трезвый, при слабом сложении он на советы докторов - пить немного вина, никогда не соглашался.

    Глубоко было желание Василия иметь ясную голову и чистые помыслы, а вино могло увести его на тропинку непослушания и даже греха.

    Семья Макарухиных жила в своем доме на Пятницкой улице в приходе церкви великомученика Никиты в Старых Толмачах. Василий прожил здесь более 40 лет.

    Жизнь Василия была подобна жизни инока в миру: труд, укрепляемый благочестием, посещение богослужений, благодеяния. И неукоснительное следование трем добродетелям, основным в иноческой жизни - постоянная молитва, самоотверженная любовь к Богу и ближним, нестяжательность.

    Это нашло отражение в его художественном творчестве. Историк Н. Троицкий упоминает о трех рисунках, сделанных в 1820-е гг. рукой будущего святого. Это изображение Пресвятой Богородицы с подписью "Величит душа моя Господа", рисунок самоубийства Иуды-предателя и изображение Распятия Иисуса Христа в момент смерти, с подписью "Совершилось!" Изображения раскрывали духовную работу души Василия и отражали его стремление к постоянной молитве, целомудрию, самоотверженности. Поддержанию благочестивой настроенности служило дело его прадедов и отцов: производство церковных предметов - это были красивые, изящные подсвечники, паникадила, чаши, купели, украшенные рисунками на библейские сюжеты, а также кресты на церковных главах и яблоки под них. На все эти предметы с юных лет он сам делал чертежи и рисунки, и потому был для отца своего незаменимым художником и неутомимым мастером. Василию был дан талант от Бога - сверх меры, который он не закопал в землю, а развил и приумножил.

    Преподобный Варсонофий Щегловский

    Паломник по призванию

    Василий любил читать, знал житие святых мужей, это знание побуждало его посещать места их подвигов. Он стал паломником по призванию, историк Н. Троицкий пишет, что "Василий Иванович посетил многие обители"... Недаром в его библиотеке были иллюстрированные путеводители во святой град Иерусалим ко Гробу Господню, по Константинополю, святым местам Востока и на Синай, в его коллекции были виды очень многих монастырей русских, а также виды обителей болгарских и особенно афонских.

    На Афон стремилась душа Василия, будущего святого Варсонофия, на Афоне ему виделась возможность достижения высоты духовного подвига. Стоит ли сомневаться, что он был там, дышал горным воздухом, беседовал со старцами и узнавал доселе неведомое: св. Савва Сербский (XII век), царственный паломник, что основал Хилендарский монастырь на Афоне, сделал это только после того, как по пророческому завещанию св. Саввы Освященного (VI век), ему были даны в Лавре близ Иордана в благословение иконы Пресвятой Богородицы "Млекопитательница" и "Троеручица".

    Да, не женщины-матери, кормящие грудью своих детей, и даже не монахини - Христовы невесты, а строгие афонские монахи прославили икону Пресвятой Богородицы-Млекопитательницы. И вложили в это прославление глубокий смысл: Божия Мать вскармливает Сына, так же Она питает наши души, так же и Бог кормит нас "чистым словесным молоком" Слова Божьего (1 Петр. 2.2).

    Историки отмечают, что "благотворительность Василия Макарухина издавна распространялась во все концы Отечества, преимущественно направляясь в монастыри". Он словно искал место, где в России будет прославлена икона Пресвятой Богородицы "Млекопитательница".

    И он нашел это святое место... Любовь к Отечеству своему, к России, окрепла в нем в трудный 1812 год, когда французы заняли Москву. Василий вместе с отцом тогда направлялся в Каширу. По дороге их, мирных людей, и повстречали французы. Они разули отца, и отпустили босого по осенней холодной земле. Кашира тогда входила в Тульскую губернию, здесь, на тульской земле и молились Макарухины, отец Иван и сын Василий, о спасении земли Русской, об освобождении Москвы - сердца России. И молитвы те были услышаны, но были они, конечно, не единичны, вся святая Русь молила Бога о победе православного народа над врагом.


    Обитель Божией Матери "Млекопитательница"

    Но прежде строительства монастыря Василий обратился к домостроительству своей души. Конечно, его начало было положено еще в детстве, но Василий понимал, что перед ним новый путь - постижение монашества, ангельского образа. Без этого могло не свершиться желаемое - создание обители.

    "Как невозможно кораблю быть без кормчего и обучающемуся какому-либо искусству без мастера и учителя, так тем более невозможно приступающему к монашескому житию без искусного наставника спасти душу", - говорил преп. Иоанн Лествичник.

    Не сразу выбрал себе духовника Василий Макарухин. Более тридцати лет прожил он на земле без духовного руководителя. И помогли ему в этом трудном деле собственная отзывчивость и чуткое внимание к нуждам ближних. В Ярославле, где его рабочие золотили главы и кресты на церквах Спасо-Преображенского монастыря, Василий познакомился с Николаем Кондрашевым, помощником архиерейского ризничего, и тот удивил его высотой духа, своим умом и благоговейностью. Именно с помощью Макарухина Кондрашев переехал в Москву, в Высокопетровский монастырь, где был пострижен в монахи с именем Никандра.

    В 1836 году его рукоположили в иеромонахи и перевели в Чудов монастырь. Через 18 лет митрополит Филарет перевел о. Никандра в Богоявленский монастырь и назначил его братским духовником. Где-то в эти годы и попросил Василий Макарухин отца Никандра стать его духовным отцом. И при полном послушании ему возрастал в духовной жизни. А когда окончательно созрело в нем решение направить все свои средства, накопленные благочестивым трудом, на строительство мужской обители - а капитал был уже изрядный - он пришел к отцу Никандру и со всем простосердечием открылся ему, что имеет огромное состояние, желал бы употребить его на истинно доброе дело.

    Василий Иванович в этом большом богоугодном деле хотел не проявлять своей воли, а только подчиниться воле Божией и Божиему Промыслу. Он ждал, что скажет его духовник, чтобы явить послушание и выполнить его наставления.

    Старец сердечно отнесся к его благому желанию и повел с ним беседу об основании святой обители там, где она была утрачена - а именно в Туле. По происхождению отец Никандр был туляком, он знал о желании тульских граждан, их слезных молитвах к Богу о восстановлении здесь упраздненного мужского монастыря

    Он был укреплен в своем решении, когда в 1848 году в Россию прибыла икона Пресвятой Богородицы-Млекопитательницы из скита святого пророка Илии на Афоне - список с чудотворной иконы, что хранится в Карейской келии. Два месяца она пребывала в Богоявленском соборе, тогда были совершены в Москве чудеса исцеления по молитве перед ней, а также потом в городах Туле, Задонске, Ельце и других.

    Безмолвно стоял перед святым образом в Богоявленском соборе Василий Макарухин, отдавал земные поклоны, молился. Скрыто от нас, какая духовная помощь была явлена тогда Василию, но в том, что чудесное явление было, нет сомнений - вскоре после этого была заказана икона для нового монастыря в честь Пресвятой Богородицы-Млекопитательницы.

    В мае 1860 года был заложен храм на средства неизвестного тулякам благотворителя, в сентябре 1864 года построен и освящен в честь иконы Божией Матери "Млекопитательница".

    Василий Макарухин не поехал на освящение храма, он следовал принципу, чтобы "левая рука не знала", какие благодеяния "творит правая рука". В мае 1865 года было принято решение тульского городского общества ходатайствовать в надлежащем порядке об устроении Богородичного монастыря в Щеглове. В одно время с этим последовало и ходатайство В. И. Макарухина, через иеромонаха Никандра, причем прямо и определенно в этом ходатайстве говорилось о финансовом обеспечении деятельности Щегловского монастыря.

    В следующем году последовало новое ходатайство от граждан об основании монастыря в память о чудесном спасении жизни Государя императора Александра II от покушения на него 4 апреля 1866 года.

    Перед Священным Синодом хлопотал преосвященный Никандр, архиепископ Тульский (тезоименинник иеромонаху Никандру) об учреждении близ Тулы мужского монастыря с училищем при нем в память чудесного избавления Государя.

    В мае 1868 года Синод просил изволения Императора на это, в июне 1868 года Государь высочайше соизволил утвердить определение Св. Синода об учреждении Богородичного Щегловского монастыря, собственноручно написав на решении Св. Синода: "Согласен и благодарит". Царской семьей в знак милости и благодарности был послан в новый монастырь список с иконы Пресвятой Богородицы-Млекопитательницы, что хранится в Карейской келии.

    В мае 2010 года исполнилось 150 лет со дня закладки храма в честь Пресвятой Богородицы-Млекопитательницы, единственного в России. Богородичный Щегловский монастырь назван по имени центрального храма, и потому тоже единственный в России.

    Икона Божией Матери Млекопитательница Щегловская обитель

    Святой преподобный Варсонофий Щегловский

    В устроении духовной жизни новому монастырю помогли Русский на Афоне монастырь и Глинская пустынь. С Афона были посланы святыни - части Животворящего древа Креста Господня, камня от Гроба Господня, частицы святых мощей великомученика Пантелеимона Целителя.

    Среди насельников монастыря собенно был известен праведной жизнью, чудотворениями и силой молитвы старец Дометиан, в схиме Серафим Щегловский. Люди приезжали в монастырь сотнями, дожидались от него слова утешения. И он, бывало, несколько часов шел из храма до своей келии, останавливаясь возле каждого, выслушивая нужду и просьбу о молитве, переходя к следующему страждущему. Похоронен старец Дометиан под папертью храма Млекопитательницы, согласно его завещанию, чтобы и после смерти его попирали ногами - "за грехи", по его же словам. Вот так были смиренны подлинные старцы. Предание о том хранится в наши дни почти что в тайне, в монастыре не рассказывается о том во всеуслышание.

    Василий Макарухин тоже находил в старце Дометиане поддержку и утешение. В он 1879 году переехал насовсем из Москвы в Щегловский монастырь, вел молитвенную жизнь, неукоснительно посещал богослужения. Он любил молиться уединенно при тусклом свете лампады и как будто не хотел замечать и самого себя.

    Весной 1890 года Василий Иванович решается принять ангельский образ - постригается в монахи. А через два часа он воспринимает схиму - священное знамя духовной битвы. Новопостриженному схимонаху дано имя Варсонофий в честь Варсонофия Великого.

    Теперь всей душой оставив мир и всей душой обратившись к Небу, схимонах Варсонофий всецело отдавался молитве. Ежедневно после ранней литургии схимонах Варсонофий приобщался Святых Христовых Таин, после сего выпивал одну чашку чая с просфорой.

    За несколько дней до своей смерти он явно видел своего Ангела Хранителя, был благодарен ему за помощь, так как был слаб и держался на ногах только благодаря поддержке своего Ангела.

    26 апреля (9 мая по новому стилю) 1890 года в 1 час 30 минут ночи схимонах Варсонофий тихо и блаженно почил о Господе. Тело его положено в соборном храме Пресвятой Богородицы-Млекопитательницы под алтарем северного придела, посвященного святому Василию Блаженному.

    С тех пор утекло много воды... В трудные 1920-е гг. монастырь был закрыт советской властью. А открыт вновь он был в год 100-летия со дня смерти схимонаха Варсонофия - в июле 1990 года, верно, по его молитвам и заступничеству перед Господом.

    Сохранились и восстановлены храмы Щегловской обители, сохранены святыни - две старинные иконы Пресвятой Богородицы-Млекопитательницы: список с чудотворной, что хранится в Карейской келии, и список со святого образа, заказанного Василием Макарухиным для обители. По молитвам перед этими святыми образами совершаются исцеления, в монастыре ведется летопись этим чудотворениям. Святой Дух и в наши дни живет в святой обители.

    Не поругано, сохранилось захоронение схимонаха Варсонофия. Схимонах Варсонофий был прославлен по решению Священного Синода как местночтимый святой в соборе тульских святых. Паломники поклоняются ему: "Блажени живущие и умирающие о Господе!"

    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.