• Победители 1945-2015. Высота Василия Петрищева

    В мае 2015 года будет отмечаться 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. Беседой с Героем Советского Союза Василием Петровичем Петрищевым "Вестник Замоскворечья" начинает серию публикаций воспоминаний ветеранов, живущих в нашем районе.

    Передо мной пожелтевшая от времени фронтовая листовка. Небольшой бумажный листочек почти семидесятилетней давности с одной набранной мелким шрифтом статьей - "Так сражаются герои". Выпущенные политотделом 299 дивизии, сражавшейся на подступах к Харькову, такие листовки в августе 43-го года разбрасывались над нашими позициями для поднятия духа воинов.

    Герой этой публикации - Василий Петрищев эту листовку увидел только после войны. Ему передал ее при встрече профессор Академии общественных наук при ЦК КПСС Григорий Дмитриевич Карпов, служивший в годы войны в политотделе дивизии.

    Василий Петрович раньше часто встречался со своими однополчанами, фронтовыми товарищами, ездил на Украину, на место боевых подвигов. Но в последнее время он редко выбирается в далекие поездки - годы и фронтовые ранения дают о себе знать.

    Человек-легенда, Герой Советского Союза, он живет в очень скромной маленькой квартирке в Замоскворечье на Дубининской улице. Здесь мы и беседуем. Стараниями его супруги в комнате очень уютно и чисто, но, зная в каких условиях нынче живут многие популярные "герои" нашего времени, становится как-то немного грустно и стыдно. Впрочем, сам Василий Петрович всем доволен и ни на что не жалуется. Глядя на него, жизнерадостного, обаятельного, стройного не верится, что в следующем году Василий Петрович будет отмечать свой 90-летний юбилей.

    петрищев герой

    О подвиге Василия Петрищева после той первой военной публикации написано очень много. Трудно даже представить, сколько раз ему уже приходилось говорить о том бое, за который он получил Звезду Героя. Но и сейчас, рассказывая о нем, он говорит с таким воодушевлением, страстностью, волнением, стараясь не упустить ни одной детали - как в первый раз. Он словно снова был там, на той высоте вместе со своими погибшими бойцами - вновь переживал одно из самых ярких впечатлений своей жизни, которое не под силу стереть годам. И у меня вдруг появляется отчетливое ощущение сопричастности тем событиям, ощущение, как будто оказываешься вместе с ним в том пылающем аду, в который превратилась местность у села Полевое, что на Харьковщине. Здесь на высоте 201,7 был немецкий опорный пункт, с которого велся интенсивный огонь. Взять высоту было необходимо - это нарушало систему обороны гитлеровцев и открывало нашим войскам дорогу на Харьков. План Петрищева был прост до гениальности. В ночь на 16 августа небольшая группа бойцов пошла в атаку на главные оборонительные рубежи высоты, создавая видимость активных действий. А когда противник сконцентрировал огонь на этом направлении, то основная группа под командованием Петрищева, приблизившись незаметно к гитлеровцам, обороняющим высоту, атаковала их стремительным броском с фланга и тыла. Немцы попались на удочку. Забросав огневые точки врага гранатами, уничтожив неприятельскую пушку и танк, на ходу расстреляв автоматчиков, метавшихся на самой вершине под пулями. Так шестнадцать человек овладели высотой 201,7. Но главное было впереди - надо было удержать ее до прихода подкрепления.

    - Теперь эта высота наша, ребята, - сказал Петрищев своим боевым товарищам. - Отсюда нам путь один - только на Харьков! Отступать нельзя!

    Отступать Петрищеву действительно было некуда. Не потому что позади Москва - просто это была верная смерть. Немцы тут же поднялись бы на высоту и расстреляли бы их сверху. Выход был один - держаться во что бы то ни стало! Было ясно, что враг не поскупится на боеприпасы, чтобы выбить отважных воинов с ключевой позиции. Вот тут то и начался для роты Петрищева настоящий ад. Вздымая клубы песка и пыли, рвались фашистские снаряды. А затем, под прикрытием танков, начали взбираться на склон и вражеские автоматчики, подбадривая себя яростными выкриками. Поползли танки. Но они не смогли подняться на высоту - в них полетели наши противотанковые гранаты, а по немецким пехотинцам хлестанул свинцовый дождь.

    И вот уже факелами пылают два танка, а вражеские солдаты замерли на миг и стремительно отошли обратно.

    И так повторялось много раз - только противник пытался выйти на гребень, он тут же уничтожался или откатывался назад. Спасало и то, что немцы не знали, сколько бойцов держат высоту.

    Время шло, танки-огнеметы сжигали все подряд. Голая земля, черная от пепла, черные от жары гари и пыли лица наших солдат. Становилось все труднее дышать, першило в горле, слепило глаза. Горстка обороняющих высоту солдат становилась все меньше.

    "Русские, сдавайтесь! Иначе к утру мы вас всех подсмолим", - кричал, высунувшись из люка танка огнеметчик. Один из наших солдат в ответ бросил гранату, она попала прямо в башню и взорвалась.

    петрищев 1941-2

    Но боеприпасы со временем кончились. Нельзя было допустить, чтобы гитлеровцы узнали об этом, как и о том, что нас осталось всего несколько человек. И тогда бойцы пошли на отчаянный шаг. Стали подбирать не успевшие разорваться гранаты и кидать их обратно врагу. Петрищев рассказывает об этом буднично просто и спокойно: "Подбежишь, быстро схватишь и тут же размахнешься как следует и кидаешь. Главное - успеть, пока не разорвалась"

    - И все-таки, Василий Петрович, неужели вы не ощущали страха?

    - Нет. У меня руки тряслись, но это от огромного напряжения. Был сильнейший стресс, но страха не было. Мне было 20 лет, в таком возрасте смерти не боишься, к тому же я был отчаянный.

    Поистине, смелого пуля боится! Тем не менее, удерживать высоту становилось уже практически невозможно, а подкрепления не было.

    Проблемы были не только с боеприпасами, но и со связью. Связист тянул катушку на высоту, но не хватило провода. Тогда он нашел немецкий телефонный кабель и воспользовался им. Он понимал, что связь была необходима, и сделал для этого все возможное... и невозможное. После боя его нашли с зажатыми в зубах концами проводов. Вечная ему память!

    А Петрищев передал командованию, что кончились боеприпасы, воевать нечем. "Держитесь, поможем". Но послать видно было некого.

    Тогда Петрищев принял решение - такое, которое возможно было принять только в самой безвыходной ситуации. Спокойным голосом передал в штаб полка:

    - Открывайте огонь на меня!.. Слышите?!

    Командир полка сейчас слышал. Но ответил не сразу:

    - Ты там с людьми?..

    Петрищев вместо ответа вновь повторил:

    - Огонь на меня!

    Командир полка понял - у Петрищева просто нет другого выхода. Но приказ он все-таки отдал не сразу - это было сложное решение и для него. Прошло еще несколько минут, пока не заработала наша артиллерия. Увидев мощный столп огня, бойцы уже мысленно простились с жизнью, но артиллеристы работали так ювелирно, так точно, что оставшиеся от роты Петрищева несколько солдат и сам он уцелели, отсидевшись в окопах, а враг был сметен с противоположного склона горы...

    Сейчас модно писать о том, как в годы Великой Отечественной бездарные командиры жертвовали людьми безо всякого сожаления, бросали их на верную гибель. Было, видимо, и такое, но вот на памяти Василия Петрищева иные примеры.

    петрищев рука

    - Нет, я всегда чувствовал со стороны командиров ответственность за свою жизнь и жизни других бойцов. Глупых бездарных приказов не отдавали, о людях думали.

    После того памятного боя на высоте Петрищеву предложили комсомольскую работу в штабе - решили поберечь Героя Советского Союза, но он отказался: "Что я понимаю в этой штабной работе?" И попросился на передовую. Потом он форсировал Днепр, принимал участие в освобождении городов и сел Украины...

    В районе Кировограда произошел такой случай. Немецкая танковая группировка нанесла контрудар, оборона нашей дивизии была прорвана. Десятки танков ворвались на нашу территорию. "Я приказал учебной роте отходить к штабу дивизии, - рассказывает Василий Петрович. - На белом заснеженном поле вижу десятки надвигающихся немецких танков. Вокруг все бегут, стыдно смотреть. На груди у меня Золотая Звезда Героя Советского Союза и орден Ленина. Не знаю, что со мной случилось - не могу бежать. И я с автоматом и двумя гранатами встал как вкопанный, стою один. И - чудо! За 100-150 метров до меня танки как-то стороной стали меня обходить и когда они прошли, я направился в штаб дивизии позади немецких танков. Спустился в балку - снаряды, пули летели надо мной. Пройдя 2-3 км, вижу наши противотанковые пушки, они и остановили врага".

    Став героем, наверное, невозможно уже опуститься до обычного уровня. Поднявшись однажды на высоту и удержавшись на ней, Василий Петрович теперь чувствовал себя как-бы обязанным постоянно быть на высоте.

    На столе у ветерана объемистая красная записная книга, в которую он вклеил фронтовые и послевоенные фотографии, записал свои воспоминания, стихи.

    Есть здесь и его детские воспоминания. Читаю:

    "Мои родители родом из Самары. Я родился и вырос в селе Дмитриевка РСФСР, ныне это город Талас, Киргизия. Детство было нелегким, жили бедно. Питались в основном за счет своего огорода. Ходил в брюках, сшитых из одеяла, были у меня одна-две рубашки. Вечером стираем, чтобы утром надеть. Но я как-то не замечал этой бедности. Я был счастлив. У меня было много друзей. Играл в футбол, волейбол, шахматы, занимался легкой атлетикой. Хорошо учился. Мы росли любознательными, гордились страной, ее величественной поступью. Великая Отечественная не спросила нас, где и кем нам быть. Она дала каждому задание - там, где считала нужным. Мы не думали о славе и наградах. И в мыслях не было..."

    петрищев камень

    Памятный знак на высоте 201,7

    Есть в книжке и странички посвященные Параду Победы:

    "Радость переполняла сердце, что в этой Великой Победе есть и частица моих усилий.

    Парад Победы 24 июня 1945 года принимал Жуков. На белом гонористом арабчике он объезжал колонны, поздравлял с победой. Я - в колонне Военной академии имени Фрунзе во второй шеренге третий справа. При прохождении торжественным маршем все взоры - на Сталина, на трибуну. Он спокойный величественный тепло машет рукой".

    После беседы с Василием Петрищевым подумалось, а если бы сейчас началась война, мы бы смогли победить? Ведь нынче совсем другие ценности, война переосмысливается, переоценивается. Но может быть всё же стоит вспомнить о таких немодных вещах как патриотизм, самопожертвование и рассказывать о них школьникам. Есть диски со снятым недавно документальным фильмом о Василии Петрищеве. Неплохо бы показывать этот фильм замоскворецким школьникам, хотя бы в дни памяти той Великой войны.

    Беседовала Галина Семёнова

    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.