• Вихарев Виктор Георгиевич. Очерк. От Волги до Шпрее

    Вихарев Виктор Георгиевич 1944

    От Волги до Шпрее

    Наш собеседник - депутат Москворецкого райсовета, участник Великой Отечественной войны капитан III ранга Виктор Георгиевич Вихарев

    - Виктор Георгиевич, как для вас началась война?

    - Мне было 15 лет, я жил на Волге, в городе Горьком. Наш город - важный промышленный центр, и немцы взялись за него серьезно. Бомбежки Горького начались летом 1941 г. Так что первые дни войны запомнились мне дежурствами на крышах и тушением бомб-зажигалок.

    А в следующем году я попал в самое пекло - под Сталинград. Тогда мне было уже 16.

    - Разве на фронт призывали в таком возрасте?

    - Дело в том, что в 1941 я стал курсантом Горьковского речного училища. И в 1942 г. нас на кораблях отправили вниз по Волге - к Сталинграду. Мы тралили мины, перевозили грузы, эвакуировали раненых.

    - Что больше всего запомнилось в Сталинградской эпопее?

    - Прорыв наших теплоходов с ранеными. Дали команду вывезти раненых на трех больших теплоходах - "Парижская коммуна", "Михаил Калинин" и "Иосиф Сталин". На каждом было примерно по 1200 раненых. А правый высокий берег Волги был уже занят немцами. Теплоходы шли без прикрытия и без всякой огневой поддержки. Первые два утром по туману прошли, немцы их упустили, лишь обстреляв вдогонку. А вот "Иосиф Сталин" шел позже, когда туман рассеялся. Он превратился в отличную мишень, немцы загнали его на мель и расстреляли как в тире. Спаслись очень немногие. Мне повезло - я был на "Парижской коммуне".

    - Это был самый страшный случай в вашей фронтовой биографии?

    - Нет, страшнее было, когда брали Фюрстенберг и когда форсировали реку Шпрее при штурме Берлина.

    Фюрстенберг брали мы, моряки. А противостояли нам отборные части СС и военные немецкие моряки. Первый десант был неудачным. Но со второго захода город взяли.

    Тем самым мы вышли к каналу Одер-Шпрее - прямому водному пути на Берлин. Это была важная победа, и Москва салютовала морякам Днепровской флотилии.

    Мало кто знает, что в штурме Берлина участвовали и моряки. Это стало возможным благодаря наличию у нас на вооружении полуглиссеров - самых маневренных речных скоростных кораблей. Они были удобны по габариту и весу для переброски их на автомашинах к берегу Шпрее.

    8 апреля 1945 года командующий 5-й ударной армией генерал Н. Э. Берзарин обратился к вице-адмиралу Григорьеву: "Берега Шпрее в черте города одеты в бетон, высота стенок до пяти метров, мостов мало. Понтонными средствами тут обойтись трудно, нужны более активные способы форсирования. Чем можете помочь!"

    Григорьев предложил использовать полуглиссеры. Последовали один за другим вопросы командарма: "Какая скорость? Сколько может брать бойцов? Какие габариты? Сколько весит?" Узнав, что вес каждого 1,2 т, а габариты 1,7x7 м, Берзарин тут же распорядился выделить машины для переброски одиннадцати катеров в район сосредоточения 9-го стрелкового корпуса генерала И. П. Рослого, в Карлхост. А вечером 22 апреля Рослый поставил лейтенанту Калинину боевую задачу: ночью приступить к переброске десанта на полуглиссерах на западный берег Шпрее. Для форсирования были выбраны три расположенных неподалеку друг от друга участка, наиболее удобные для посадки и высадки бойцов. Во втором часу ночи грузовики с полуглиссерами подошли к реке. Там в укрытиях их уже ждали солдаты. Вместе с матросами они на руках спустили катера на воду. Заметив движение, немцы открыли бешеный ружейно-пулеметный огонь, взвились осветительные ракеты. Они залили зеленоватым светом реку, по которой уже стремительно мчались советские полуглиссеры. В 1.45 катер № 111 высадил первых пятнадцать разведчиков: 5- ударная армия начала бои на западном берегу Шпрее...

    Ширина реки в этом месте - около трехсот метров, побережье буквально было нафаршировано различными огневыми средствами. И хотя наши артиллеристы делали все, чтобы подавить огонь противника, легкие деревянные катерки недолго оставались невредимыми. Рвались мины, корпуса, надстройки решетили пули, гибли люди, но экипажи, проявляя чудеса героизма, продолжали выполнять боевую задачу.

    К рассвету на западный берег был переброшен полк в полном составе и несколько подразделений из других частей. Но потери на полуглиссерах оказались столь велики, что генерал Рослый приказал приостановить десантирование и подтянуть к реке самоходки и танки для прикрытия переправы. Под огненным щитом рейсы катеров возобновились, а когда прибыли понтоны для паромов, полуглиссеры взяли на себя роль буксировщиков. И теперь уже на отвоеванные плацдармы потоком хлынули не только войска, но и орудия, минометы и даже танки. Благодаря героизму катерников-днепровцев войска генерала Рослого добились большого успеха в штурме Берлине. Всего же за несколько дней переправы полуглиссеры и буксируемые ими понтоны перевезли 16 тысяч бойцов, 600 орудий и минометов, 27 танков, сотни повозок с боеприпасами и другими грузами.

    Я наводил понтоны через Шпрее. За штурм Берлина мне вручили медали "За отвагу" и "За взятие Берлина".

    - Какой самый памятный боевой эпизод?

    - Все - памятные. И что интересно - сейчас все требуют воспоминания о войне, а я же служил всего пять лет - в 47 был демобилизован. В 46 году после расформирования Днепровской флотилии, меня направили на Балтику. Я хотел продолжать военно-морскую службу. И знаете, сейчас, возможно, мог бы быть адмиралом. Но не позволили старые ранения, которые я получил еще на подступах к Берлину. После технической комиссии в городе Пилау я был демобилизован. Но и мирная деятельность оказалась для меня не менее интересна. После войны я закончил техникум, затем институт и работал на предприятиях оборонной промышленности. Будучи инженером технологом, я участвовал в разработке проектов, связанных технологическим оборудованием. Проектировал лабораторные корпуса МГТУ (тогда МВТУ) им. Баумана, в котором позже сам читал лекции студентам. Участвовал я и в переоснащении наших оборонных заводов "на гражданские рельсы". Проектировал сверхглубокую скважину на Кольском полуострове. Разрабатывал проекты институтов в Афганистане, и во Вьетнаме, Бирме, Алжире.

    - Виктор Георгиевич, мы знаем, что вас избрали в 1990 году депутатом Москворецкого райсовета. Чем запомнилась депутатская деятельность?

    - Суетой. В то время магазинные полки были пусты. Через депутатов раздавали талоны на распродажи товаров. В мой избирательный округ входили большой квартал по Зацепе (800 с лишним человек). Я еще в то время создал группы старших по домам, через которых и проводил раздачу талонов.

    Очень успешно удавалось решать коммунальные проблемы. У меня был заведен такой порядок - избиратель ко мне обращается с проблемой (ремонт, протечки потолков, замена батарей, сантехника…), я сразу же связываюсь с нашим тогдашним начальником ЖЭКа И. И. Большаковым. И проблема оперативно решалась. До сих пор вспоминаю Игоря Ивановича с благодарностью.

    - Что бы вы хотели пожелать нынешним депутатам?

    - Удачи, терпения, успехов в их нелегкой работе. И - главное - чтобы они относились к ветеранам не поверхностно, а с душой и всегда выполняли все их требования и пожелания. И чтобы это всегда было оперативно - ведь ветеранам ждать некогда.

    С 1987 года Виктор Георгиевич - активный участник ветеранского движения, избирался заместителем председателя Совета ветеранов района Замоскворечье, членом Совета ветеранов ЦАО г. Москвы и объединенного Совета ветеранов ВМФ. В октябре этого года ветераны Замоскворечья оказали Виктору Георгиевичу высокое доверие, избрав его председателем Совета ветеранов Замоскворечья. "Муниципальные вести" желают ему успехов в работе по защите прав ветеранов.

    Беседовал Андрей Востриков

    Вихарев Виктор Георгиевич

    Reply Follow
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.