• ​Эклектика с надстройкой

    2007. Фасад

    Эклектика с надстройкой

    В Б. Овчинниковском переулке есть такой красивый дом № 24, правда, немного несуразный, очень красивый низ с эркерами и ужасные балконы наверху. Что-нибудь известно об этом доме, наверняка, он еще дореволюционный? Расскажите о нем.

    Из письма в редакцию "ВЗ"

    Овчинниковские переулки, Овчинники - эти названия существуют в Москве с начала XVII века. Здесь, в Замоскворечье, размещалась Овчинная или Овчинниковская слобода, жители которой занимались выделкой овечьих шкур. Промысел этот требовал большого количества воды, а здесь ее было вволю: озерки и протоки москворецкой старицы, да Москва-река недалеко. Слобожане жили в своих домах, построенных на небольших, часто узких и длинных участках. К началу XIX столетия хозяевами бывших владений овчинников стали другие люди. Это были московские мещане и мелкие купцы. Изменились и размеры участков, они стали больше. С одним из таких владений мы познакомимся.

    Двести три года назад, в 1804 году, хозяином этого участка был московский купец Николай Александрович Мелихов. Владение Н. А. Мелихова уходило довольно далеко в глубину квартала. Его длина была примерно в три раза больше ширины. Целых шесть соседних владений примыкали к мелиховскому участку, все их хозяева принадлежали к купеческому сословию. Это три купца, две купеческие жены и одна вдова купца. Среди соседей - ни одного мещанина, дворянина или крестьянина.

    Деревянный жилой дом Николая Александровича Мелихова стоял по красной линии переулка и занимал чуть больше трети длины участка. Сзади к деревянному дому примыкала двухэтажная пристройка - низ каменный, а верх деревянный. В дальнем, юго-восточном конце участка был еще один маленький полукаменный жилой дом в два этажа. Кроме того, у Н. А. Мелихова было три одноэтажных деревянных хозяйственных постройки, по площади в сумме превышавших жилые. В них могли размещаться какие-нибудь мастерские.

    Долго ли участок был у Н. А. Мелихова, появился ли другой хозяин после пожара 1812 года - нам не известно. Сведения о хозяевах появляются только в начале 1830-х годов. В 1833 году это - московская купеческая жена Мария Кононовна Печникова. Через несколько лет она уже числится мещанкой, бывшей московской купеческой женой, меняет фамилию и становится Гречишниковой. Видимо Мария Кононовна овдовела, дело мужа продолжать не стала, перешла в мещанское сословие и вскоре снова вышла замуж, уже за мещанина Гречишникова.

    В 40-е годы XIX века дом с участком перешел к графу Дмитрию Николаевичу Шереметеву (1803-1871), став мельчайшей частицей его многочисленной недвижимости. Д. Н. Шереметев - сын графа Николая Петровича Шереметева и Прасковьи Ивановны Ковалёвой (Жемчуговой), одной из лучших актрис шереметевского театра XVIII века. Д. Н. Шереметев ушел в отставку со службы в 1849 году, посвятив себя делу благотворительности. Всю жизнь он был попечителем шереметевского странноприимного дома. Сейчас в этом здании институт скорой помощи им. Склифосовского.

    При Шереметеве распоряжался владением и хозяйствовал на нем крепостной крестьянин Петр Кононович Луньков. У П. К. Лунькова и у прежней владелицы М. К. Гречишниковой одинаковые достаточно редкие отчества. Вдруг они брат и сестра? Конечно, это предположение маловероятно, но полностью игнорировать такую версию не стоит. Тогда не исключено что Петр Кононович Луньков наследовал Марии Кононовне Гречишниковой, а наследство было оформлено как собственность графа Д. Н. Шереметева.

    В 1860-1870-х годах XIX века участок - у временно обязанного крестьянина Ивана Егоровича Лунькова. Кто же такие временно обязанные? Это бывшие крепостные, получившие личную свободу 19 февраля 1861 года. Однако они должны были приобретать у своих помещиков назначенные им земельные наделы в собственность. Для этого они должны были долгое время платить оброк.

    С 1881 года и до Октябрьского переворота участок был в собственности семьи Бакулиных. Именно они построили существующий до сих пор дом.

    Первым из Бакулиных хозяином владения стал Федор Александрович, купец из города Коломны. 7 сентября 1881 года он заложил свою Овчинниковскую недвижимость в Московское городское кредитное общество за выданную обществом ссуду на 14 лет и 2 месяца с 1 сентября 1881 года - 11000 рублей. Увы, в 1885 году Ф. А. Бакулин не выплатил очередной срочный платеж по выданной ссуде, и дом в ноябре 1886 года был продан с публичного торга. Владение купила Людмила Александровна Бакулина, статус которой определялся так: "жена коломенского купца". Скорее всего, Людмила Александровна была родственницей Федора Александровича. За владение Л. А. Бакулина выплатила 17340 рублей, включая долг кредитному обществу 7830 рублей 78 копеек. Хозяйка купленного участка и ее муж Павел Галактионович Бакулин здесь не жили. У них был дом в Лефортовской части Москвы, в Рыкове переулке. Вскоре (до мая 1889 года) семья Бакулиных переезжает в Замоскворечье и живет теперь здесь, в доме Л. А. Бакулиной, в Пятницкой части.

    В июне 1898 года Людмила Александровна Бакулина подает в городскую Управу прошение о разрешении строительства на ее участке каменного трехэтажного дома, того самого, который стоит до сих пор. Вместе с домом предполагалось построить одноэтажную каменную прачечную и дворницкую.

    По планам московской городской управы Большой Овчинниковский переулок должен был расширяться. Для этого провели новые красные линии, по которым надо было вести новое строительство. Однако при этом от участков отрезалось некоторое количество земли. Хозяева были недовольны, писали прощения в городскую Думу, всеми силами старались не допустить расширения. Если переулок был небольшим, не слишком важным и малопроезжим, хозяевам шли навстречу. Так произошло и с Бакулиными. Расширение переулка не состоялось, и новый дом начали строить на старых красных линиях.

    Разрешение на строительство было получено 19 июля 1898 года, автором проекта был Леон Франциск Даукша. В Москве его называл по имени-отчеству Лев Францевич. Л. Ф. Даукша родился в Вильнюсе в 1866 году. В 1887 году он окончил Рижский политехнический институт, а затем - Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Таким образом, Даукша имел как диплом инженера-механика, так и звание «Классный художник архитектуры». В 1893 году началась его Московская карьера дипломированного зодчего. Он построил театр в Малаховке, богадельню, церковь, жилые дома в Москве, дачи в Подмосковье. Скончался Л. Ф. Даукша в Москве, в 1917 году недожив до Октябрьского переворота полутора месяцев.

    Обычно дома такого размера возводились за один строительный сезон. В нашем случае разрешение на строительство получено в середине лета, в июле, поэтому стройка могла затянуться. Возможно, дом был закончен в 1899 году или даже в 1900.

    Основная особенность архитектуры этого здания - большие эркеры во втором этаже. Они сложной в плане формы, похожей на усеченные треугольники. Причем от усеченной части вперед выступает остроконечная треугольная консоль, а на стене усеченной части над консолью выполнена узкая арка. Такое впечатление, что место подготовлено для установки скульптур, они могли бы стоять перед аркой на треугольной консоли. Однако трудно поверить, что на фасаде рядового дома, не отличающегося сложностью и блеском отделки, могли бы поставить скульптуры.

    Кроме эркеров фасад дома украшают гладкие пилястры и лопатки, большие и маленькие. С ними сочетаются горизонтальные карнизы с мелкими профилями. Венчающий здание карниз сделан массивным, с большим выносом. Ширина карниза такова, что на нем с легкостью уместились балконы надстройки. Задний и боковой фасады Л. Ф. Даукша по обычаю того времени оставил почти без отделки. Только вокруг окон выпущены из стены половинки высококачественного кирпича, образующие своеобразные ожерлья-наличники.

    Москвичи в 1917 году не предполагали, как повернется к ним своей темной стороной история нашей страны. Люди строили планы, работали, отдыхали. Бакулины задумали построить новый каретный сарай. Решение на строительство по проекту П. Николаева было получено 21 августа 1917 года. До Октябрьского переворота оставалось всего два с половиной месяца.

    В середине XX века дом архитектора Даукши надстроили на два этажа. Надстройка, как часто бывало, по архитектуре никак не согласована с нижними этажами, зато появилось много дополнительной жилплащади. Такова была психология советской власти: заниматься художественным оформлением фасада незачем, это буржуйское дело. Наши люди и так будут довольны. Вот и стоит теперь дом с надстройкой ящиком, с уродливыми балконами.

    Александр Фролов

    На фото:

    • 1. Вид с крыши дома на север: колокольня храма Усекновения Главы Иоанна Предтечи что под Бором, Пятницкая, вдали - Кремль
    • 2. Фасад
    • 3. Подлинный кованный навес над входной дверью
    • 4. Площадка между 1 и 2 этажами; видно забитое фанерой окно, находящееся над входной дверью
    • 5. Лестничный марш из песчаника с кованной решеткой
    2007 Вид с крыши дома на север: колокольня храма Усекновения Главы Иоанна Предтечи что под Бором, Пятницкая, вдали - Кремль

    2007. Подлинный кованный навес над входной дверью

    2007. Площадка между 1 и 2 этажами; видно забитое фанерой окно, находящееся над входной дверью

    2007. Лестничный марш из песчаника с кованной решеткой
    Reply Follow
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.