• Берсеневская набережная

    Исстари местность между рекой Москвой и Водоотводным каналом, от начала его до нынешнем улицы Серафимовича (бывшей Всехсвятской), называлась Берсеневкой.

    Название это некоторые исследователи считают производным от "берсень" по-старинному - крыжовник, который обильно рос в Государевом саду (занимавшем северную часть бывшей Кадашевской слободы). В XVI-XVII вв. эта местность называлась "Верхней садовой слободой".

    На Петровом плане, первом плане-чертеже Москвы 1597-1600 гг., Берсеневка показана в виде изолированного квартала в пять больших дворов, с множеством деревянных строений близ нынешней Берсеневской набережной и огородом позади, выходящим к старице реки Москвы. То же показано и на других планах ХVП в. Во втором дворе видна церковь, с 1625 г. называвшаяся "Великий чудотворец Никола за Берсеневою решеткою".

    Со временем некоторые садовники становились знатными людьми. Среди них выделялся думный дьяк Аверкий Кириллов, заведовавший царскими садами. Он построил на своем дворе в 1657 году рядом с церковью великолепные палаты.

    По своей сохранности этот комплекс, состоящий из палат и примыкающей к ним церкви, что на Берсеневке, является, пожалуй, единственным в своем роде. Он слагался постепенно, однако 1656-1657 годы должны считаться временем, когда был построен не только храм, но и основная часть палат. В одном из его помещений-Крестовой палате, выходящей на юго-восток, - сохранилось в замке свода резное изображение креста, вокруг которого сделана надпись: "Написан сей святой и животворящий крест в лето 7165 году, того же лета и палата поставлна". Несмотря на известную асимметрию в расположении палат, здесь легко угадывается привычная для ХVП века планировка жилого дома, когда по обе стороны вытянутых в глубину сеней размещались жилые помещения. Правда, последних тут значительно больше, чем в рядовом доме, что объясняется высоким положением хозяина. Сам Аверкий, как сподвижник Нарышкиных, был убит в Кремле во время стрелецкого бунта (его могила при церкви).

    А дом его позже перешел к казне. Сперва здесь размещался сенатский архив, потом в нем жили сенатские курьеры. Тогда он получил название "Курьерский дом". В ХIХ веке он был передан московскому археологическому обществу.

    Берсеневская набережная уже в 1737-1745 годах была укреплена обрубами (бревенчатыми сваями). После большого наводнения в 1783 году от Берсеневки до левого берега реки Москвы была сооружена земляная плотина, заставлявшая воду течь в канал. Но по весне 1766 года полая вода размыла плотину и вызвала много разрушений на берегах. Тогда плотину отремонтировали и в ней сделали поднимающиеся деревянные щиты, регулирующие напор воды. Впоследствии плотина получила название Бабьегородской по расположенному позади Берсеневки Бабьему городку.

    В 1867 году в Парфеновском (ныне Берсеневском) переулке были построены громадные кирпичные корпуса кондитерской фабрики Эйнем (теперь "Красный Октябрь"). "Товарищество паровой фабрики шоколада, конфет и чайных печений" основал прусский подданный Фердинанд Теодор фон Эйнем, превратившийся в России в Федора Карловича. Эстафету Эйнема вскоре принял его компаньон также иностранец Юлиус Гейс.

    В июле 1997 года фабрике исполнилось 130 лет, к этому времени (20 мая 1994 года) был создан свой музей. Кабинет первого хозяина с видом на храм Христа Спасителя - безусловно, украшение музея. На столе лежит массивный альбом с образцами оформления товаров.

    Рабочие фабрики Эйнем и трамвайной электрической фабрики, расположенной невдалеке, участвовали в забастовке 1905 года, а в октябрьские дни 1917 года на Берсеневской набережной у Бабьегородской плотины стояли орудия, обстреливавшие Кремль. По Кремлю стреляли и из пулемета, установленного на чердаке фабрики.

    Продукция фабрики "Красный Октябрь" всегда пользовалась большой популярностью в стране, и сейчас она не уступает, а во многом превосходит современные зарубежные "Сникерсы" и "Сладкие парочки".

    Далее по берегу реки Москвы занимает целый квартал огромный сероасфальтовый дом. "Когда-то я жил в этом доме..." начинает свой роман "Исчезновение" известный писатель Юрий Трифонов. Его получил имя собственное (редкий случай для столицы) после публикации другого известного романа писателя "Дом на набережной". Ныне эта многоэтажка, украшенная 28 мемориальными досками, служит градостроительной доминантой всего Замоскворечья.

    Видный архитектор Борис Иофан начал возводить дом в конце 20-х годов на этом месте не случайно: он был должен гармонировать с Дворцом Советов, запроектированным на противоположном берегу Москы-реки. Именно Иофан выиграл конкурсное задание. Здесь зодчий опробовал уникальные приемы, повсеместно принятые к исполнению лишь в 80-е годы. Иофановский дом содержит в себе универмаг, продовольственный магазин, парикмахерскую, сбербанк, детские и спортивные сооружения, медпункт, химчистку.

    В стороне, обращенной к реке, находится Театр Эстрады, недавно открывшийся музей дома и Госкомцен.

    Дом строился для членов правительства СССР и других видных людей страны. В 1937 году он стал символом репрессий, поскольку не было ночи, когда бы не въезжал во двор зловещий черный "воронок". В 1930-е годы площадь перед домом окончательно сформировалась: построен был популярный у москвичей кинотеатр "Ударник" на 1600 мест, сквер с фонтаном, здесь же установили в 1950-е годы памятник И. Е. Репину.

    Виталий Барков

    Reply Follow
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.