• Гагарин всегда был лидером! К 50-летию первого полета человека в космос

    Имя Юрия Алексеевича Гагарина уже давно для всех стало почти нарицательным. Легендарный герой, которого мы почти не воспринимаем как реального живого человека.

    А вот для Виктора Сидоровича Порохни человек-легенда всегда был и будет просто Юра. Да и как иначе можно звать человека, с которым провел самые лучшие годы жизни, друга, с которым вместе учился, жил в одной комнате общежития? Сейчас Виктор Сидорович - директор Межвузовского центра по историческому образованию в технических вузах РФ, завкафедрой истории МАИ, доктор исторических наук, профессор. Он - автор несколько книг о Гагарине. Последняя "Шесть земных и космических десятилетий" вышла из печати буквально в конце марта. Пользуясь тем, что Виктор Сидорович живет в Замоскворечье, на Большой Серпуховке, мы пригласили его в редакцию с просьбой рассказать о Юрии Гагарине, 50-летие подвига которого мы отмечаем 12 апреля.

    В.С.Порохня

    - Виктор Сидорович, расскажите, как вы познакомились с Юрием Алексеевичем?

    - Детство мы с ним провели в разных местах - он на Смоленщине, я в Донбассе. В войну были под оккупацией. Воспоминания о военном детстве очень нас потом объединяли и сближали. Мы одинаково испытывали особую симпатию и уважение к нашей армии, особенно к военным летчикам. В наших глазах они были героями, они нас освободили.

    А познакомил нас Саратов, сюда привела нас тяга к знаниям - мы оба одновременно поступили в Саратовский индустриальный техникум в группу литейщиков. Правда, мы оба сначала мечтали о других учебных заведениях: я хотел поступить в Ворошиловградскую1 спецшколу ВВС, а Юра - в Ленинградский техникум физической культуры. Но волей судьбы мы оба оказались в Саратове. Я очень люблю этот город. Юрий тоже многим обязан Саратову - здесь он впервые встал на крыло, совершил первые прыжки с парашютом. Интересно, что и его космический полет завершился здесь - приземлился он тоже рядом с этим городом.

    - Когда познакомились с Юрием, какое впечатление он на вас произвел? Было ли в нем что-либо особенное?

    - Нет. Это был самый обычный 17-летний паренек. Общительный, веселый, спортивный. Нас в группе литейщиков семнадцатилетних было всего три человека. Жили мы всей группой в одной комнате - 13 человек.

    Ничем особенным Юра не отличался. Пожалуй, только, у него хватка была пожестче, чем у всех нас. Мы могли на занятиях расслабиться, отвлечься. А он - нет. Он все схватывал на лету, запоминал. И если его на следующий день спросить, он мог без подготовки ответить. У него были врожденные способности, хорошая память.

    И еще. В отличие от многих ребят, в том числе и от меня, потерявших отцов на фронте, он воспитывался в полной семье, чувствовал локоть отца.

    Гагарин всегда был лидером! 2

    - Он был домашним мальчиком?

    - Нет, я бы не сказал. В наших небольших уличных драчках, он был одним из первых заводил. Вообще он был лидером и всегда это лидерство проявлял.

    - Виктор Сидорович, расскажите, пожалуйста, подробней об учебе в техникуме. Тяжело ли было осваивать литейное дело?

    - Спрос с нас был строгим: из 35 зачисленных к концу обучения осталось только 13. Меня сначала тоже чуть не отчислили. Мне математика тяжело давалась.

    Увлекшись футболом, я заработал несколько двоек по этому предмету, грозивших мне исключением. Юра тут же за меня взялся: "Садись, будем заниматься". Математику, как впрочем, и все остальные предметы, он знал отлично. Уроки мы стали готовить вместе. Прочитаем, бывало, материал раз, другой, потом Гагарин закрывает книгу и говорит: "Теперь извлекай теорему из своего серого вещества". Юрий проверял решенные мною задачи, исправлял, объяснял. Наконец математика сдалась, и все экзамены первой сессии я сдал успешно. Вообще наша группа была очень дружной - уроки часто все вместе делали. Представьте 13 человек, за столом только шестеро помещаются. Остальные так, с тетрадками на коленочках. Вот так и занимались.

    Помню однажды все вместе в театр ходили, задание не успели сделать. Утром пришли в техникум, стали нас к доске вызывать, никто ничего не знает, а Юра один смог ответить, сообразить по ходу.

    На доске почета мы с ним вместе висели. Юра занимался общественной деятельностью, а я уже тогда спортивной работой увлекся. И мы каждый семестр дружно получали по похвальной грамоте.

    Наша группа была краснознаменной. Мы не только вместе учились, но и отдыхали, и подрабатывали. Бывало, разгружали вагоны всей группой. Один раз пришли в 5 утра, чумазые, уставшие, какие там занятия! Спали как убитые. Нашей классной докладывают: "Анна Павловна, ваша группа не пришла на занятия". Она - в общежитие, ей вахтерша говорит: "Да спят они, в пять утра пришли". Она поставила стул у нашей двери и всех просила не шуметь, не будить. Конечно, потом она нам по полной программе выдала, но в тот момент дала нам выспаться. Вообще с преподавателями нам повезло. Они вышколили нас как следует. Вспоминаю физика Николая Ивановича Москвина, выпускника Императорского Варшавского университета 1904 года. Представляете, какой уровень. Он никогда не употреблял слово товарищ. Обращался к нам - гражданин Гагарин, гражданин Порохня. Он организовал у нас физический кружок. И как-то сразу выделил Юру как лидера, назначив его старостой. Мы подготовили и провели на достаточно серьезном уровне вечер физики. И вот что интересно - Юра делал доклад о К. Э. Циолковском и его учении о ракетных двигателях и межпланетных путешествиях! Как потом признавался Юра, уже тогда что-то запало ему в душу. Я думаю, такие преподаватели, как Николай Иванович немало способствовали тому, что Юрий стал тем, кем мы его знаем.

    Когда я рассказал Юре о своей неудачной попытке поступить в спецшколу ВВС, он убежденно сказал, что наше все еще впереди.

    Действительно, в конце 1952 года мы с ним стали слушателями отделения пилотов Аткарского учебного центра ДОСААФ. Занятия нас очень увлекли - мы дружно заболели небом, это сильно отвлекало от основной учебы, но в конце 1953 года отделение закрылось. Если бы этого не произошло, боюсь, имя первого космонавта было бы другим.

    Гагарин всегда был лидером! 3

    - Почему же? Ведь это был бы как раз самый прямой и правильный в данном случае путь - авиация.

    - Не совсем. Там готовили летчиков для легких тихоходных самолетов, а в 1959 году в ЦК КПСС уже было принято решение, о том, что готовить к полету в космос надо летчика реактивной истребительной авиации. Вот так.

    Отделение то закрылось, но увлечение небом у нас не прошло. И вот в 1954 году я узнал, что четверокурсников техникумов принимают в аэроклуб. Рассказал ребятам. Пошли дружно записываться. Нас приняли, чему мы страшно обрадовались, дали друг другу торжественное обещание стать авиаторами, и даже отправились в ресторан обмывать поступление. Но опять-таки долго проучиться не пришлось. Перед новым 1955 годом нас отправили на производственную практику, затем на педпрактику. Но из-за этих практик нам пришлось прервать обучение в аэроклубе. Вернувшись, мы обнаружили, что нас отчислили. Мы огорчились, но протестовать не стали. А Юра, единственный из нас, добился восстановления в аэроклубе.

    Юрий занимался лыжами, легкой атлетикой, гимнастикой, волейболом, плаванием. Организовывал различные спортивные мероприятия, соревнования, сам судил встречи по волейболу и баскетболу - его любимому виду спорта. Был даже капитаном в баскетбольной команде техникума.

    У меня и у Юры дипломы с отличием были. Мы хотели учиться дальше, поступать в Московский институт стали, сплавов и золота. Но нам не дали такого права - не хватало мастеров производственного обучения. Я получил назначение в Донбасс, а Юра в Томск.

    Вот этот момент стал переломным. Тут Юра принял решение посвятить себя авиации. А если бы нам разрешили, то мы поехали бы в Москву, в институт. Это еще один момент, из-за которого Гагарина космонавта могло не быть.

    В аэроклубе кроме Гагарина, училось еще человек двадцать, но именно его журналист саратовской газеты "Молодой сталинец" выбрал для фото в газету. Впрочем, это не просто случайность. Думаю, что Юрия ему рекомендовали для снимка как лучшего курсанта аэроклуба - так что он завоевал это право своими успехами.

    Гагарин всегда был лидером! 4

    - Это была первая публикация о Гагарине в прессе?

    - Нет. Первая была еще раньше, в том же "Молодом сталинце". Вышла маленькая такая заметочка (она у меня до сих пор хранится), о том, что в Саратовском индустриальном техникуме состоялась конференция, на которой с основным докладом о Циолковском выступил студент Юрий Гагарин. Так Юрий попал на газетную полосу.

    После окончания аэроклуба Юрий обратился в военкомат с просьбой призвать его в армию и зачислить в Чкаловское военное авиационное училище летчиков. Его просьбу удовлетворили, и он уехал в Чкалов. А меня еще раньше Юрия отправили на учебу в Киевское высшее инженерное радиотехническое училище. Так наши пути разошлись, но дружба осталась. Мы постоянно переписывались. Письма, к сожалению, не сохранились, но, помню, Юра частенько попрекал меня тем, что я не сдержал обещание и не стал авиатором. Письма от него приходили длинные - тогда еще он не умел писать коротко.

    Позже, когда уже его приняли в отряд космонавтов, он научился излагать свои мысли лаконичными сухими сжатыми фразами. Обучение в авиационном училище было четырехгодичным, но Юра, как выпускник аэроклуба, учился всего два года. И в этом я тоже вижу какой-то промысел, который вел Гагарина по жизни к его великой цели. Ведь если бы он учился дольше, он бы опоздал в космос на два года.

    - Вы только переписывались, а встречаться не приходилось?

    - Была встреча в Чкалове в 1956 году. Я уже играл тогда за сборную Ленинградского военного округа. Игра на кубок Вооруженных сил проходила как раз в Чкалове. Я быстро нашел Юру. Часа четыре пообщались. Вспоминали наш техникум, ребят, обменялись впечатлениями. Выяснили, что мы приняли присягу в один и тот же день. Больше Юру я не видел до 13 июня 1961 года.

    Гагарин всегда был лидером! 5

    - А как вы узнали о его полете? Он вас предупредил, вы знали об этом заранее?

    - Нет, конечно. Я ничего не знал. Юра не имел права ничего говорить. Вся подготовка к полету велась в строжайшей тайне. Более того, когда я услышал по радио имя первого космонавта, я еще какое-то время сомневался, тот ли это Гагарин...

    В 1961 году я был на Новом Афоне вместе с женой. Там и услышал сообщение. Говорю жене - надо же, у нас тоже был Гагарин, и тоже Юрий Алексеевич. Только когда передали, что первый космонавт учился в Саратовском техникуме, я понял, что это Юра. Отправил поздравления министру обороны Малиновскому и в техникум.

    - Вы сказали, что впервые увиделись с Гагариным после полета 13 июля 1961-го. Как это было?

    - Встретиться очень хотелось, но до первого космонавта простому человеку было не добраться. Пришлось искать сложные варианты. В итоге, мне выписали командировку на 13 июня в Калугу, куда Юра должен был приехать на открытие памятника Циолковскому. Я ждал его прямо на аэродроме. Он встретил меня очень тепло, обнял. Я получил все его новые "адреса и явки", и с того времени встречались постоянно.

    Гагарин всегда был лидером! 6

    - Он ничего не рассказывал о полете, о своей работе?

    - Ну что вы! Я все понимал, знал, что Юрий не имеет права рассказывать, и никогда ни о чем не спрашивал на эту тему. Беседы были самые обычные. О чем могут разговаривать старые друзья?

    - Помните ли вы вашу последнюю встречу с Юрием Алексеевичем?

    - Это было в феврале 1968 года. Я приехал на несколько дней в Москву. Юра в те дни готовился к защите дипломного проекта в Академии имени Жуковского. Невзирая на его занятость, мы около четырех часов провели вместе. Потом он отвез меня на Курский вокзал, к днепропетровскому поезду.

    Прошло немногим более месяца, - и в Феодосии, где я оказался по делам службы, меня настигла скорбная весть. Я никак не мог в это поверить. Но когда пошли газеты с некрологами, с глубокими соболезнованиями из всех уголков Советского Союза, из столиц всех государств мира, пришлось поверить - Юры среди нас больше нет.

    Благодаря стечению обстоятельств, я 29 марта не только прилетел в Москву, но и на машине, встречавшей венок от Крымского обкома компартии Украины, минуя большие оградительные кордоны и многокилометровые потоки москвичей и гостей Первопрестольной, пришедших прощаться с Юрием Алексеевичем, беспрепятственно добрался до Краснознаменного зала Центрального Дома Советской Армии.

    Мне представилась возможность много часов наблюдать, что происходило в этом зале, увидеть всех политических, государственных и иных деятелей, кто за это время стоял в почетном карауле, почувствовать общую атмосферу, царившую на улицах. Скорбь и слезы по любимому сыну залили Москву. Благодаря полученному пропуску я 30 марта вместе с группой сотрудников из ЦК ВЛКСМ занял свое место на левой от Мавзолея трибуне на Красной площади. Смотрел я на похоронную процессию, слушал скорбные речи, скорбные мелодии и думал: почему все так случилось, кто в этом виноват? Такие же вопросы звучали на траурных митингах, прошедших на родине космонавта, в Саратове, Оренбурге, других городах страны. Но сколько ни говорилось этих "почему", утрата была безвозвратной...

    - И все-таки "почему"? В ваших книгах вы приводите множество версий гибели Гагарина...

    - Да, на эту тему существует великое множество самых невероятных мифов и домыслов. Смерть Гагарина окружена тайной, ведь до настоящего времени не обнародовано официальное заключение правительственной комиссии, расследовавшей авиакатастрофу. Возможно, в этом году его предадут гласности, и оно что-либо прояснит. А пока я не готов утверждать что-то определенное.

    - Виктор Сидорович, у вас наверняка остались какие-то фотографии с Юрием Алексеевичем?

    - Было очень много - целая большая стопка. Особенно времен нашей учебы в Саратове. Но после постоянных встреч с вашими коллегами-журналистами стопка становилась все меньше и меньше... Но перед этой встречей я как раз случайно нашел один снимок с дарственной надписью и автографом Юры. Как привет из прошлого...

    Беседовала Галина Семенова

    1 Здесь и далее использованы упраздненные советские названия городов: Луганска - Ворошиловград, Санкт-Петербурга - Ленинград, Оренбурга - Чкалов.

    Reply Follow
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.