• Климентовский: лучшее место Москвы, где продают карты и краеведческую литературу

    Андрей Жданов про то, что нужно Москве, чтобы она нравилась туристам, про загадки города и жизнь района

    Андрей Жданов



    Андрей Ильич Жданов продает книги о Москве и карты в своем открытом ларьке в Климентовском переулке, родился в Замоскворечье


    Про работу и препятствия

    Я торгую книгами по краеведению и картами с 1996 года. У меня ларек уникальный, я с полным правом могу сказать, что я его выстрадал. Несколько раз меня хотели закрыть, это целая история. Почему? Мне кажется, чтобы просто все было под одну гребенку, чтобы было проще контролировать. Я побывал на приеме у пяти депутатов, я готов был обойти и больше, но этого было достаточно. Моим делом заинтересовался заместитель мэра по промышленности и торговле, и все более-менее обошлось. Можно даже сказать, что преодоление этих препятствий дало мне силы. Таких киосков, с книгами по краеведению и картами, в центре Москвы, где ходит много иностранцев, больше нет. Тем более я стою здесь круглый год, и зимой и летом, когда в городе как на сковородке.

    Но все равно проблем у меня много. Моя продукция — не то чтобы коммерческая. Она имеет цену, потому что мне надо платить налоги, но прибыли дает мало. Я находил все книги сам, постепенно, методом проб и ошибок наладил отношения с издательствами, предпринимателями, которые занимаются путеводителями, с редакцией «Вестника Замоскворечья», которая посвятили свои 4 выпуска истории главных улиц района.

    Про себя

    Я здесь родился — в старом доме на Большой Серпуховской. Его снесли два года назад, я успел отснять его на кинокамеру. Здесь и получил образование — учился в Институте им. Плеханова. Работал экономистом на военном приборостроительном предприятии. После перестройки все изменилось, и я встал к прилавку с книгами. Я считал это более нужным и оригинальным: многие пошли в торговлю, в основном в более денежные сферы — напитки, текстиль, сигареты, но мне это казалось скучным. Тем более сейчас Собянин показывает, что время таких киосков ушло. Я же свой ларек считаю продолжением и расширением пешеходной зоны.


    Про туристов и ориентацию в городе

    Иностранцы судят по тому, как встретили в аэропорту, в отеле, как с ними говорили на улицах. Не нужно много слов, достаточно несколько от человека, который живет в Москве и хорошо ее знает, — невозможно же каждого приезжающего снабдить гидом. Моя роль — чуть-чуть приоткрыть Москву, хотя бы благодаря стендам, на которых висят выпуски газет, посвященные историям улиц, карты — даже если прохожий не будет их покупать, он может остановиться и посмотреть. Тут нет ничего нового — такие стенды, только на бетонном основании, были на Гоголевском бульваре, а еще на Суворовском и Никитском. Их можно было бы поставить и, например, на Арбате вместо этих непонятных и унылых шинелей и сабель, надоевших матрешек, навязчивых палаток с одинаковыми сувенирами.

    Я немного знаю со времен института английский язык, но больше понимаю, чем говорю. С иностранцами я без особых проблем общаюсь и на языке жестов, да и вообще, я уже столько лет здесь работаю, что знаю, что нужно, например, человеку из Италии, а что нужно туристу из Иваново или из Ставропольского края. Есть люди, которые уже знают меня и приходят во время поездок. Я стараюсь помогать ненавязчиво, очень приятно, когда попадаются добросовестные туристы, которые берут и карту, и путеводитель. Но есть и те, кому приходится объяснять, что такое Мясницкая улица, например.

    Про меня даже как-то написали в швейцарской газете — пришел швейцарский корреспондент, мы с ним поговорили, а потом он прислал мне фотографию статьи обо мне. Ко мне заходила жена американского посла, еще предыдущего. Она очень прилично говорила по-русски. Она увидела у меня на стенде книгу фотографа и историка Уильяма Брумфилда, подошла и сказала, что удивлена увидеть его здесь, — а эта книга была с фотографиями Соловков, Брумфилд посвятил их изучению много лет.

    Рядом с метро «Третьяковская» стоят терминалы — несколько лет назад правительство Москвы хотело сделать терминалы, по которым можно было бы ориентироваться в городе, их поставили, вложили колоссальные деньги, но они так и не заработали.


    Про загадочную Москву

    Иногда мое место превращается в дискуссионный клуб — сюда тянутся люди, с которыми я иногда и просто говорю, вспоминаю какие-то места, в Москве же очень много интересных мест.

    Например. На месте храма Христа Спасителя стоял Андреевский женский монастырь, его перенесли в 1830-е годы на Верхнюю Красносельскую улицу, чтобы строить новый храм. Настоятельница Андреевского монастыря тогда сказала, что у храма, который построят на их месте, будет плохая история. И так и случилось — его строили 40–50 лет, а потом в 1931 году, как все знают, он был взорван.

    Окуджава пел про Арбат, что его никогда не пройти, но и всю Москву никогда не пройти. Я считаю, что архивы еще только ждут своих исследователей, тем более что в них не так просто попасть. К узнаванию Москвы мы только подступаем, это большая и кропотливая работа, которая требует энтузиазма и терпения.

    Автор текста и фото Катя Шмелёва, facebook.com/bgzamoskvorechje
    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.