• Конфликт вокруг Кадашёвской слободы: стиль барокко или «баракко»?

    Конфликт вокруг Кадашёвской слободы: стиль барокко или «баракко»?

    Настоятель храма Воскресения Христова в Кадашах протоиерей Александр Салтыков размышляет о сохранении исторической среды и памятников «Кадашёвской слободы».

    Весна. Церковь Воскресения в Кадашах, 1910-е г.


    Проект архитектора Уткина не имеет отношения к регенерации

    В приход храма Воскресения Христова в Кадашах поступило письмо общественного эксперта Н.Л. Матвеева, направленное всем кандидатам на пост мэра города Москвы со схемами соотношения планировочной схемы строительства, планируемого на охранной зоне и территории памятника, с историко-градостроительными планами утраченной и снесенной исторической среды.

    Наш приход крайне заинтересован в возвращении Церкви принадлежащей ей собственности и земельных участков. Вместе с тем, приход обеспокоен нарушением федерального законодательства об охране памятников, поскольку храм является выдающимся памятником федерального значения. Всякому ясно, что нарушение законодательства, тем более систематическое, ведет к бесконечному произволу и насилию над личностью и обществом в целом.

    В указанном письме на имя кандидатов на пост мэра, основные положения которого мы здесь излагаем, сообщается, что, к сожалению, планируемое на охранной зоне и на территории храма-памятника строительство не соответствует законодательству, поскольку является не регенерацией, допускаемой законодательством, а новым строительством. Публикуемые материалы ясно показывают, что предлагаемая современная застройка ни в каком случае не является регенерацией, а является вполне незаконным новым строительством на охранной зоне храма, что закон запрещает в интересах культурного наследия.

    Термин «регенерация» означает восстановление утраченной исторической застройки (историко-градостроительной среды) в интересах сохранения объекта культурного наследия (памятника).

    Любая другая цель указывает на лукавое использование этого термина для прикрытия иного деяния.

    Некоторые чиновники произвольно - и, мы полагаем, подневольно - объявляют «регенерацией» исторической среды памятника новое строительство, не имеющее целью сохранение объекта культурного наследия. Оказывается, еще в феврале 2013 г. согласовано архитектурно-градостроительное решение по регенерации застройки части квартала № 401 для размещения жилого комплекса» на основе проекта архитектора И.Уткина, который, как видно из дальнейшего, не имеет никакого отношения к регенерации.

    На охранной зоне памятника имеется ряд исторических наслоений. Прежде всего, это - археология, с которой следует считаться, но от обсуждения археологии сторонники застройки тщательно уходят. Далее, это застройка к середине XIX в., отраженная на так называемом плане Хотиева, где изображены располагавшиеся здесь три усадьбы. Главные дома усадеб сохранились, (но с территориями застройщик не считается).

    В конце XIX века Н. Григорьев построил фабрику на территории этих усадеб. Видно, что работал очень опытный грамотный талантливый архитектор. Но Григорьев, как все его современники, еще не понимал значения культурно-исторического принципа в наследии. Поэтому он не мог оценить необходимости сохранения более ранней застройки для истории.

    При сопоставлении планов выясняется, что никакой «регенерации застройки» - то есть возведения зданий стилистически однотипных утраченным историческим, на том же их месте, в высотах и объёмах, не превышающих высоты и объемы утраченных исторических зданий, в согласованных проектных документах нет.

    Это явно видно даже не специалистам из совмещённого плана согласованного проекта (И.Уткина) с планом 1910 года.

    Совмещённый план согласованного проекта И.Уткина (2013) с планом 1910 года


    Вызывает недоумение ориентация проекта И.Уткина на планировку конца ХIХ - начала XX века «исторической застройки» объекта культурного наследия, последние изменения которого произошли в 1860-м году.

    Регенерация должна основываться на плане Хотиева 1850 года

    Более корректным и научно обоснованным было бы соотнесение проекта «регенерации исторической среды» с планом А.Хотиева (1850 г.), соответствующим идейно-художественному замыслу архитектора памятника.

    План А. Хотиева (1850 г)


    По современным международным принципам реставрации, естественной исторической средой жизни памятника следует считать ту, которая существовала на момент последнего изменения объекта культурного наследия. (см., например, учебник «Реставрация памятников архитектуры», под общ. ред. С.С. Подъяпольского, с.48-78, а также «Венецианскую хартию»).

    Но, и при этом совмещении планов вполне очевидно, что проект Уткина предусматривает «новое строительство», а не «регенерацию».

    Сравнение согласованного проекта И.Уткина (2013) с планом А. Хотиева (1850 г)


    В начале нашего века в 2003-2010 гг. произведен, за немногими исключениями, варварский снос фабрики Григорьева и других зданий, признаваемых, как ценные объекты исторической застройки. Таким исключением является последний сохранившийся корпус фабрики, примыкающий к территории памятника федерального значения - храма. После сноса образовалась просторная площадка. В соответствии с планом Хотиева, эта ныне свободная территория принадлежит трем усадьбам, поскольку усадьба - это не отдельно стоящее здание (главный дом), а главный дом с другими строениями и с территорией.

    В этой драматически сложившейся ситуации, при настоящем научном подходе к регенерации охранной зоны, следует восстановить на этой территории усадебные строения, в соответствии с планом Хотиева и в их собственных габаритах. При этом следует оставить последний корпус фабрики и другие строения того времени, как образцы исторических наслоений. Это будет научно, и будет отвечать современным культурно-историческим требованиям к застройке.

    В настоящее время со стороны существует застройщика план возведения группы зданий числом девять, которые должны имитировать некий «фабричный стиль», до сих пор никому неизвестный. Такие расплывчатые определения дают возможность заинтересованным лицам вносить произвол, без всякого отношения к реальной истории и, не считаясь ни с требованиями охранной зоны, ни с наличием рядом храма. Псевдо – фабричная застройка никак не может быть украшением города, тем более в охранной зоне Кремля и рядом с храмом. По сути, нам предлагают печально известный по советским застройкам «стиль барако», типичную промзону. В имеющемся проекте девяти зданий никакого следования реальным постройкам предшествующего периода по существу нет. Этот проект именуется «регенерацией», но что «регенерируется»? Фабрика Григорьева? Тогда зачем ее только что сносили? Возможно, пресловутая «регенерация» в «фабричном стиле» есть признание ошибки сноса? Если снос был ошибкой, пусть с этим власти разбираются.

    Регенерация есть научное понятие. Если происходит регенерация фабрики Григорьева, то должны восстанавливаться ее здания на тех же фундаментах и в том же объеме, не говоря о сложнейшей декорации кирпичного стиля. Но, однако, фабричные корпуса не восстанавливаются, а просто имитируются в другом объеме и на других площадях, в другой композиции, с явной целью извлечь из строений максимальную прибыль, что очевидно. Если с понятием «регенерация» считаться реально, то возможна только одна регенерация - по плану Хотиева. О чем мы уже сказали.

    Необходимо учитывать, что один из объектов культурного наследия на указанной территории - памятник всероссийского значения (объект культурного наследия федерального значения) - храм Воскресения Христова в Кадашах является центральным градоформирующим элементом (композиционным центром) всего района Кадашёвской слободы, и определяет стилистическую, временную и объёмно-пространственную характеристику исторического городского ландшафта данной территории.

    Проект организации в квартале 401 общественного пространства (историко-культурного центра) с зелёной зоной принесёт несравненно большие дивиденды Москве, чем сиюминутная выгода от реализации площадей сомнительной «элитности».

    К тому же, Храм является одним из лучших памятников древнерусской архитектуры в Москве, прекрасно отреставрирован в советское время лучшими реставраторами того периода. Он также является одной из важнейших святынь Русской Православной Церкви в Москве, и любое покушение на его целостность и сохранность должно быть расценено, как кощунство.

    Между тем, предусмотренный существующим проектом котлован под гараж в районе, сложенном дисперсными аллювиальными, водонасыщенными грунтами, создает непосредственную угрозу для памятника. До сих пор не проведена экспертиза с прогнозом и оценкой возможных последствий для окружающих объектов культурного наследия подобного вмешательства. Как же можно согласовывать АГР, предусматривающее рытьё котлована, с отметкой уровня фундамента - 4,5 метра, не получив соответствующих выводов независимой экспертизы? Учитывая плачевный опыт влияния на окружающую застройку «реставрации» Большого театра и других объектов, такая экспертиза должна сопровождаться обязательной распиской экспертов об их персональной ответственности за последствия применения их рекомендаций.

    По мнению многих специалистов, на современном уровне науки и техники невозможно ответственно гарантировать безопасное ведение строительных работ и, в частности, предотвратить воздействие соответствующей вибрационной нагрузки на весьма непрочный грунт и уязвимый фундамент, а также на стены древнего Храма, в которых уже присутствуют трещины.

    Удивительно, но некоторые чиновники утверждают, что «планируется строительство 9 (девяти) зданий в стиле архитектуры XIX века». Что можно сказать о профессиональном уровне специалиста, написавшего это? Не существует «стиля XIX века», этот век характеризуется именно многостильностью, и разделяется, по крайней мере, на три основных периода (см., хотя бы, Учебник «История русской архитектуры», изд. 2-е перераб. под ред д-ра арх. Проф. Ю.С.Ушакова и акад., д-ра арх. Проф.Т.А.Славиной, Ст.Пб.: Стройиздат,1994 г. сс. 328-561).

    Формулировка «стиль XIX века» - поощряет произвол (волюнтаризм) в архитектурном решении, который и так уже нанёс огромный, непоправимый ущерб архитектурному наследию нашей столицы.

    Среда фабричной застройки конца XIX века уже нарушала естественную среду памятника. Но, тогда ещё не было современных понятий «памятник» и «объект культурного наследия». То, что простительно нашим предкам непозволительно нам, обогащённым историческим опытом и современными знаниями. В частности, высотная отметка в 14,5 метров для средовой застройки существующих здесь памятников категорически недопустима. В данном конкретном случае допустимая высота новой застройки не должна превышать 10 м по уровню конька крыши (с точки зрения сохранения визуального восприятия памятника на момент его последней переделки).

    Официально заявляется, что объём застройки уменьшен до 13,5 тыс. кв. метров. Однако, постановлениями Правительства Москвы от 05.06.2012 г № 264-ПП и от 21.03.2013 г № 172-ПП, объём застройки возвращён к первоначальному объёму в 36 тысяч кв. метров, установленному постановлением Правительства Москвы от 29.10.2002 г №889-ПП! Где гарантия, что инвестор в ходе рабочего проектирования (после получения всех согласований) и строительства официально не воспользуется этим официальным разрешением?

    Постановление Правительства Москвы от 19.12.2012 года № 775-ПП оказывается выше Федеральных законов и постановлений Правительства РФ, так как именно на его основании устанавливаются «режимы и регламенты», не приемлемые для охранных зон объектов культурного наследия и территорий этих объектов, и вступающие в противоречие с режимами и регламентами «объединённой охранной зоны». Во всем этом нельзя не видеть прямого давления капитала на зависимых исполнителей, лишь формально подготовляющих документацию.

    Автор письма утверждает, что возобновление строительных работ в этом направлении будет непростительным преступлением в отношении русской национальной культуры и будущего России.

    Неужели городским властям нет дела до культурного наследия, вопреки часто декларируемой обратной позиции?

    Источник: журнал "Нескучный сад"

    Вверху - репродукция картины Cергея Виноградова "Весна. Церковь Вознесения в Кадашах", 1910-е гг.
    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.