• Острый сердечный приступ в зале суда

    Московский городской суд оставил бизнесмена Дмитрия Аршанского ожидать окончания следствия в СИЗО. Во время судебного заседания супруге Аршанского стало плохо. Врачи "скорой" диагностировали глубокий обморок с признаками острой сердечной недостаточности.

    Приступ случился в тот момент, когда супруг женщины, гендиректор компании «Фортэкс», кандидат технических наук 50-летний Дмитрий Аршанский рассказывал суду об условиях содержания в СИЗО «Матросская тишина», где он сейчас находится. Если бы не сотрудники СИЗО, проявляющие по словам заключенного максимум уважения и человечности, то условия его содержания в переполненной и перенаселенной камере, были бы невыносимыми.

    24 ноября 2014 г. судья Мосгорсуда Коновалова рассматривала апелляцию, подготовленную защитниками предпринимателя Вадимом Клювгантом и Владимиром Евдокимовым на решение Мещанского районного суда, который санкционировал 24 октября 2014 года арест Аршанского и помещение его в «Матросскую тишину». Якобы потому, что, будучи осведомленным о возбуждении против него уголовного дела, Аршанский мог скрыться. И это при том, что, начиная с июля 2014 г. подследственный, уверенный в своей невиновности, сам, добровольно и добросовестно, являлся на беседы со следователями. Более того, он предложил сдать свой загранпаспорт, но и это не помогло.

    - Истинные причины и цели моего ареста ничего общего с законом не имеют, - рассказывает Дмитрий Аршанский. - Цели, которые преследуют должностные лица, считаю преступными. В этой связи я уже обратился с соответствующими заявлениями в Генеральную Прокуратуру, ФСБ и Общественную палату.

    Во время судебного заседания арестованный бизнесмен вкратце изложил историю своих злоключений, из которой следует, что от него требуют банально оговорить самого себя и своего делового партнера, взамен предлагая некие «послабления».

    - Моя первая встреча с сотрудником транспортного отдела Следственного комитета Деминым состоялась 11 июля 2014 года, когда он вызвал меня для беседы – говорит Аршанский. - Тогда же Демин предложил мне дать показания о том, что я вступил в сговор с руководством компании «Облстройпроект». Будто бы мы составили и подписали фальшивые акты о проведении работ в рамках реконструкции объектов ФГУП «Канал им. Москвы» из-за чего бюджет лишился крупной суммы. При этом Демин предложил поговорить «не для протокола» - как выяснилось впоследствии, в это время в кабинете осуществлялась скрытая видеосъемка.

    - Поскольку признаваться мне не в чем, давать «показания» я отказался и в сентябре на помощь Демину пришел сотрудник ФСБ Андрей Валерьевич Ларин. Он, нисколько не стесняясь моего адвоката Владимира Евдокимова, угрожал и шантажировал, но и эти усилия не принесли желаемого результата. Тогда Демин и Ларин пошли на крайние меры, предъявив мне самый настоящий ультиматум: или признание, или – в СИЗО. Вскоре после этого, 23 октября я был задержан, а 24 октября решением судьи Мещанского районного суда города Москвы Максимовой арестован и помещен в СИЗО «Матросская тишина».

    Изначально, по словам самого Дмитрия Аршанского, его поместили в камеру, где ожидали решения суда четыре, также как и он, впервые оказавшиеся в СИЗО и не совершавшие преступлений, связанных с насилием. Однако всего через два дня Аршанского переводят в четырехместную камеру, где содержатся 12 человек, преимущественно рецидивистов. Ну а 12 ноября оперативник Демин и сотрудник ФСБ Ларин не без удовольствия сообщили Аршанскому, что перевод совершен по их инициативе.

    Доказательства, приведенные следствием в Мещанском суде, вызывают искреннее недоумение даже у тех, кто не обладает юридическим образованием. Судите сами: рапорт сотрудника полиции, справка начальника административно-хозяйственной части (АХО), справка о прослушивании записи допроса Аршанского, заключение экспертизы, о проведении которой никто, кроме следствия, не осведомлен. И, наконец, настоящий шедевр современного российского правосудия: суд счел, что «не сможет обеспечить надлежащие условия для участия Аршанского в уголовном расследовании» без его ареста. В переводе на обывательский это значит: Аршанский вряд ли сможет оговорить себя сам, если его не держать за решеткой.

    По словам защитника Дмитрия Аршанского, адвоката Вадима Клювганта, Мещанский суд не принял во внимания ни положительные характеристики и общественный статус его подзащитного, ни семейное положение, ни даже противопоказания медицинского характера: отсутствие желчного пузыря и сердечно-сосудистые заболевания.

    - Фактически мы имеем дело с заложничеством, подтвержденным судом, - комментирует происходящее Вадим Клювгант. – Речь в деле идет о госконтракте на реконструкцию «Канала имени Москвы», в рамках которого компания Дмитрия Аршанского выступала в качестве подрядчика в длинной цепочке подрядчиков и заказчиков. Человека просто арестовали и требуют сообщить о преступлении, о котором он ничего знать не может. Других обвиняемых, равно как и сколь-нибудь внятных фактов и доказательств у следствия просто нет.

    Однако городской суд и на этот раз не внял доводам защиты и оставил в силе приговор Мещанского районного суда – Дмитрий Аршанский продолжает ожидать окончания следствия в СИЗО «Матросская тишина».

    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.