• Корк Август Иванович. Командарм II ранга, командующий войсками МВО в 1929-1935 гг.

    Август Иванович Корк родился 23 июля (3 августа) 1887 года в деревне Ардлан (в некоторых источниках - в деревне Ардлакуля) волости Казепя Юрьевского уезда Лифляндской губернии (ныне - Эстония) в крестьянской семье. Эстонец. Из лютеран.

    • Окончил четырехклассное городское училище в г. Юрьев.
    • 31 августа 1908 г. - 15 июня 1908 гг. - окончил Чугуевское пехотное училище. Подпоручик Русской армии (98-й пехотный Юрьевский полк).
    • 14 июня 1911 г. - поручик.
    • 1914 г. - окончил Императорскую Николаевскую военную академию (2 класса, по 1-му разряду).
    • Участник 1-й Мировой войны, служил на штабных должностях: на испытаниях (на практике) в штабе Виленского военного округа, старший адъютант штаба 3-го Сиб. арм. корпуса, старший адъютант штаба 8-й Сиб. стр. дивизии, помощник старшего адъютанта отделения ген-кварт. штаба 10-й армии.
    • 1917 г. - окончил военную школу летчиков-наблюдателей.
    • 25 февраля 1917 - февраль 1918 гг. - И. д. штаб-офицера для поручений по авиации управления ген-кварт. штаба ГК армиями Западного фронта.
    • Август 1917 - февраль 1918 гг. - председатель солдатского комитета Западного фронта.
    • Февраль 1918 г. - после расформирования штаба действующей армии Западного фронта уволен со службы в звании подполковника.
    • Июнь 1918 г. добровольно пошел служить красным.
    • Июнь - октябрь 1918 г. - служит в Оперативном отделе Всероссийского Главного Штаба РККА
    • Октябрь-декабрь 1918 г. - начальник оперативно-разведывательного отдела штаба Западного фронта, начальник отдела штаба 9-й армии.
    • Декабрь 1918 - февраль 1919 гг. - консультант при комиссаре по военным делам Эстляндской Трудовой Коммуны.
    • Февраль-июнь 1919 г. - консультант при наркоме по военным делам Эстляндской трудовой коммуны, начальник штаба Эстляндской армии (это - красные эстонские полки, сведенные в "Эстляндскую армию", затем переформированные в Эстонскую стрелковую дивизию). Участвовал в боях против Эстонской республики, а с мая 1919 г. - против белых войск под командованием генерала Н. Н. Юденича на подступах к С.-Петербургу. Войсками расформированной Эстляндской армии 16 июня жестоко подавлено антибольшевистское восстание на фортах "Красная горка" и "Серая лошадь".
    • Июнь 1919 г. - помощник командующего 7-й армией, воевавшей против Северо-Западной армии генерала Н. Н. Юденича на подступах к С.-Петербургу.
    • 21 июня - 12 августа 1919 г. - командующий 15-й армией Западного фронта, воевавший против Северо-Западной армии генерала Н. Н. Юденича. 26 августа 15-я армия захватила Псков.
    • 24 сентября 1919 - 16 октября 1920 гг. - снова командующий 15-й армией Западного фронта, воевавшей с Польшей.
    • 27 октября 1920 - 13 мая 1921 гг. - командующий 6-й армией Южного фронта, воевавшей против Русской армии (главнокомандующий П. Н. Врангель). В ноябре 1920 г. войска 6-й армии нанесли Русской армии главный удар на Перекопском направлении. Крым был захвачен красными, после чего красноармейцы устроили зверскую расправу над оставшимися в Крыму русскими офицерами - десятки тысяч убитых.
    • 4 июня 1921 - 27 апреля 1922 гг. - командующий войсками Харьковского военного округа. В 1921 г. - помощник командующего вооруженными силами Украины и Крыма.
    • 6 марта - 12 июля 1923 г. командующий Туркестанским фронтом. Руководил военными действиями против антисоветских повстанческих отрядов (в советской терминологии - басмачей).
    • 1924 г. - помощник командующего войсками Западного военного округа.
    • Апрель 1924 - февраль 1925 гг. - командующий войсками Западного военного округа.
    • Февраль - 13 ноября 1925 г. - командующий Кавказской Краснознаменной Армией.
    • 13 ноября 1925 - май 1927 гг. - командующий войсками Западного Белорусского военного округа.
    • Май 1927 - 28 мая 1928 гг. - командующий войсками Ленинградского военного округа.
    • 28 мая 1928 - 13 мая 1929 гг. - военный атташе при Полномочном представительстве СССР в Германии. На этой должности много сделал для советской внешней разведки.
    • Май-ноябрь 1929 г. - начальник Управления снабжений РККА.
    • Ноябрь 1929 - 17 мая 1935 гг. - командующий войсками Московского военного округа. В 1933 г. при Корке штаб МВО переехал в Замоскворечье, Космодамианская наб., д. 24. Войска МВО при Корке участвовали в раскулачивании и подавлении крестьянских волнений.
    • 17 мая 1935 - 12 мая 1937 гг. - начальник Военной Академии имени М. В. Фрунзе. В академии Корк открыто "воевал" со своим помощником по политчасти корпусным комиссаром Е. А Щаденко Из рапорта Корка (17.08.1936): "Состояние здоровья моего помощника тов. Щаденко чрезвычайно неблагополучно, по-моему, у т. Щаденко в любой момент может произойти припадок буйного помешательства. Прошу безотлагательно освободить тов. Щаденко от работы в Академии и передать его в руки врачей."
    • 12 (по другим источникам - 14) мая 1937 г. - арестован.
    • Обвинен в антисоветской троцкистской военной организации в Красной Армии, нарушении присяги, измене родине, измене народам СССР и РККА (т. н. "дело Тухачевского"). Признал себя виновным в участии в военно-фашистском заговоре.
    • 11 июня 1937 г. - приговорен к расстрелу. Суд признал загоаорщиков виновными в том, что они "являлись руководителями военно-фашистского заговора в Красной Армии, и, будучи организационно связанными с антисоветским правотроцкистским центром, подготавливали свержение Советской власти путем вооруженного восстания и поражения СССР в будущей войне с целью восстановления в СССР власти помещиков и капиталистов и отторжения от СССР части территорий в пользу Германии и Японии".
    • Приговор Специального судебного присутствия Верховного Суда СССР от 11-го июня 1937 года: "… осуждены по ст.ст. 58-1 "б", 58-8 и 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания - расстрелу с конфискацией имущества и лишением присвоенных им воинских званий - 1. Тухачевский Михаил Николаевич, 1893 года рождения, бывший Зам. Наркома Обороны СССР, Маршал Советского Союза; 2. Корк Август Иванович, 1888 года рождения, бывший начальник Академии им. Фрунзе, командарм II ранга; 3. Якир Иона Эммануилович, 1896 года рождения, бывший командующий войсками Киевского военного округа, командарм I ранга; 4. Уборевич Иероним Петрович, 1896 года рождения, бывший командующий войсками Белорусского военного округа, командарм I ранга; 5. Путна Витовт Казимирович, 1893 года рождения, бывший военный атташе СССР в Великобритании, комкор; 6. Эйдеман Роберт Петрович, 1895 года рождения, бывший председатель Центрального Совета Осоавиахима СССР, комкор; 7. Примаков Виталий Маркович, 1897 года рождения, бывший заместитель Командующего войсками Ленинградского военного округа, комкор; 8. Фельдман Борис Миронович, 1890 года рождения, бывший начальник Управления по начсоставу РККА, комкор"
    • "Совершенно секретно. Коменданту Военной коллегии Верховного Суда Союза ССР капитану тов. Игнатьеву. Приказываю немедленно привести в исполнение приговор Военной коллегии Верховного суда".
    • Историки не пришли к общему выводу: был ли заговор в действительности…
    • 12 июня 1937 г. - расстрелян. Казнь состоялась в ночь с 11-го на 12-е. В некоторых источниках встречается ошибочная дата - 11 июня (но суд закончился 11-го в 23.35.). Кремирован в Донском крематории, прах захоронен на Донском кладбище.
    • 12 июня 1937 г. советские газеты вышли с передовицами: "Страна, единодушно требовавшая стереть с лица земли восьмерку шпионов, с удовлетворением встретит сегодня постановление суда. Расстрелять! Таков приговор суда. Расстрелять! Такова воля народа".
    • 12 июня 1937 г. - в "Известиях" (затем и в "Литературной газете" - ?) опубликовано обращение писателей "Не дадим житья врагам Советского Союза" с требованием казнить заговорщиков. Цитата: "Фашисты уничтожают культуру, несут человечеству вырождение, грубую, тупую милитаризацию. Фашисты убивают лучших людей мира… И вот страна знает сейчас о поимке 8 шпионов: Тухачевского, Якира, Уборевича, Эйдемана, Примакова, Путна, Корка, Фельдмана. Они годами носили маску. Они стремились к поражению героической страны и реставрации капитализма. Они стремились уничтожить любимое детище народа - нашу Красную армию, победительницу, которая сумела разметать, выбросить с нашей территории полчища 14 держав интервентов. НКВД и тов. Н.И. Ежов раскрыли центр шпионов и мерзавцев… Мы требуем расстрела шпионов!" Под письмом стояли следующие подписи , расположенные не по алфавиту: «Вл. Ставский, Лахути, Вс. Иванов, Вс. Вишневский, Фадеев, Леонов, Малышкин, Панферов, Новиков-Прибой, Федин, Павленко, Шолохов, Толстой, Тихонов, Погодин, Д. Бедный, Гладков, Бахметьев, Тренев, Сурков, Безыменский, Ильенков, Юдин, Кирпотин, Микитенко, Серафимович, Кириленко, Луговской, Сельвинский, Голодный, Пастернак, Шагинян, Караваева, Макаренко, Гидаш, Бехер, Вайнерт, Вольф, Слонимский, Лавренев, Прокофьев, Н. Асеев и др.» (По данным современных исследователей Пастернак письмо не подписывал, его подпись – подложная. Остальные упомянутые литераторы текст подписали.)
    • 1937 г. - жена Корка, как член семьи изменника Родины приговорена к ссылке в Астрахань.
    • 31 января 1957 г. - реабилитирован "за отсутствием состава преступления".

    Жил по адресу: ул. Серафимовича (Всехсвятская), д. 2, кв. 389 (ныне район Якиманка)

    С 1934 по 12 мая 1937 гг. - член Военного Совета при Народном комиссариате обороны СССР.

    Член ВКП(б) с 1927 г.

    Член ЦИК СССР.

    Командарм II-го ранга (20 ноября 1935 г.) - соответствует званию генерала-полковника.

    Автор статей по вопросам обучения войск, военной истории и теории.

    См. о Корке в рубрике "Юмор. Из жизни замоскворецких персоналий".

    Государственные награды России:



    • орден Святого Станислава III степени (08.05.1914).

    Советские государственные награды:

    • ордена Красного Знамени РСФСР (1919, 15.7.1920),
    • орден Красного Знамени,
    • Почетное революционное оружие ("за взятие Перекопских и Юшунских укреплённых позиций, открывших дорогу в Крым, и за энергичное преследование противника, приведшие к быстрому занятию всего полуострова") (25.11.1920).

    Библиография:

    • Список Генерального штаба. Исправлен на 01.06.1914. С.-Пб, 1914
    • Список лиц с высшим общим военным образованием состоящих на службе в РККА по данным на 01.03.1923. М. 1923.
    • Гражданская война и военная интервенция в СССР. М. 1983
    • Кавтарадзе А.Г. Военспецы на службе Республики Советов. М., 1988.
    • Горелик Я. М. Август Корк // Вопросы истории. 1987. № 7.
    • Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.
    • Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече, 2000
    • Черушев Н. 1937 год: Элита красной армии на Голгофе. М. 2003

    Главком С. Каменев о командарме 15-й армии Корке (1920 г.): "Корк - это моя гордость. Как на каждом фронте есть всегда один из командующих, играющий первую скрипку, таковой скрипкой на Восточном фронте были вы (М. Н. Тухачевский - прим. "ВЗ"), так у нас на Западном фронте Корк, а Уборевич - на Южном: "

    М. В.Фрунзе о Корке (начало 1920-х гг.): "Крупный военный работник, с большим боевым опытом и отличной теоретической подготовкой. Обладает большой инициативой, огромной энергией и работоспособностью".

    М. Фрунзе о Корке: "Знаю с октября 1920 года. Крупный военный работник с большим опытом и отличной
    теоретической подготовкой. Обладает большой инициативой, огромной энергией и работоспособностью. Зарекомендовал себя прекрасно как командарм. Политически вполне лоялен, своему назначению соответствует вполне".

    Начальник штаба РККА М. Н. Тухачевский о Корке - в рапорте наркому по военным и морским делам Ворошилову (15 ноября 1925 года): " Дело в том, что Август Иванович (только что назначенный вместо Тухачевского командующим войсками Белорусского военного округа. - "ВЗ"), во-первых, в очень натянутых отношениях с командирами, с которыми ему приходится работать. Комбинация Августа Ивановича и Александра Ивановича очень сухая. Во-вторых, Август Иванович очень туг по части оперативного мышления, а без этого на новой должности обойтись нельзя. Август Иванович опытный командарм, но в пределах не слишком широких разграничительных линий и определенной задачи. Иероним Петрович (Уборевич - "ВЗ") - дело другое. Он обладает авторитетом в среде комсостава, прекрасно мыслит оперативно, работает, совершенствуется, - словом, он является лучшим кандидатом туда, куда направлен Август Иванович. Я очень бы просил назначить моим преемником И. П. Как будто бы не слишком сложно было бы сделать такую же перетасовку и с формальной. Совершенно уверен, что иначе не избежать трений. Уже до переезда А. И. в Тифлисе эти трения обострялись."

    Маршал Советского Союза И. С. Конев о Корке: "Егорова и Корка он [Конев И. С. - "ВЗ"] считает людьми средних способностей, образованными, знающими, выдержанными, но не блиставшими сколько-нибудь заметными военными дарованиями. (Симонов К. М. Глазами человека моего поколения. М., "Правда", 1990, (стр. 306))

    Начальник Разведуправления Штаба РККА Я. Берзин о Корке: "Имеет большой такт и выдержку, умение разбираться в сложных политических вопросах,
    энергию и упорно осуществлять поставленные перед ним задачи. Характер твердый, решительный. Во взаимоотношениях иногда слишком официален и суховат. Весьма аккуратен и дисциплинирован. Безусловно, честен и предан делу. Политически
    достаточно развит. Военное дело любит… "

    Маршал Советского Союза К. А.Мерецков о Корке: "Новым командующим войсками МВО стал А. И. Корк. Наступил срок моей очередной стажировки в командирской должности, и я был назначен командиром и комиссаром 14-й стрелковой дивизии. Я прошу правильно понять меня. Никакого желания бросить хоть какую-то тень на имя талантливого, заслуженного командира, преданного РККА и Советской Родине, у меня нет. Подполковник старой армии Август Иванович Корк, хотя он и вступил в большевистскую партию только в 1927 году, уже в гражданскую войну отличился в борьбе с врагами Советской власти. Он был тогда и позже начальником штаба армии и отдела штаба фронта, командармом, командующим фронтом и округами, воевал и служил в Прибалтике, на Севере и в Польше, на Украине и в Крыму, в Туркестане и на Кавказе. Не случайно в 1935 году его, как опытного и знающего человека, назначили начальником Военной академии имени М. В. Фрунзе.

    Я имею в виду другое - те конкретные взаимоотношения, которые возникают между людьми и от которых, к сожалению, никуда не денешься. Меня раздражала, например, непоследовательность Корка в приказах, порой проистекавшая из его забывчивости. Он любил для памяти заносить кое-что в записную книжку, а в другой записной книжке, являвшейся чем-то вроде указателя к первой, отмечал, где и что у него записано. И все же путаница получалась. Досадовал я и на то, что командующий мог сообщать вышестоящим лицам непроверенные сведения. Приведу пример, врезавшийся мне в память, поскольку разговор шел, можно сказать, на самом высоком уровне. Округ готовился к очередному параду в честь Великого Октября. Решено было показать на Красной площади танки отечественного производства. Я много работал в связи с этим событием (да, в то время это было целым событием!) и тщательно информировал командующего. Незадолго до праздника А. И. Корка и меня вызвали в ЦК ВКП(б). И. В. Сталин интересовался процедурой проведения парада до мельчайших деталей. Особенно долго расспрашивал он командующего 6 танках. Тот поглядывал в записную книжечку, однако говорил всё время что-то не то. По-видимому, Сталин заранее интересовался вопросом о танках и уже имел некоторые сведения о конкретной готовности их к параду, он удивленно поглядывал на Корка и переспрашивал: "Так ли? "

    Наконец зашел разговор о размещении боевых машин, их технических качествах и о водителях. Выслушав командующего и заметив вслух, что у него совсем другие данные, Сталин обратился ко мне. Мне было очень неловко выявлять разноголосицу в окружном руководстве. Но и говорить неправду я тоже не мог. После моего доклада Сталин с удовлетворением отметил совпадение имеющихся у него сведений с моими. Когда коснулись вопроса о водителях, Сталин захотел узнать, есть ли гарантия, что ни одна машина не испортится, не потеряет хода, не остановится на площади, и как в таком случае станут поступать водители. Корк ответил, что водителей-красноармейцев инструктировали в технических частях.

    - Товарищ Мерецков, изложите детали инструктажа! - снова обратился ко мне Сталин.

    Пришлось сказать, что механиками-водителями будут не военнослужащие, а рабочие-механики. Потом, отвечая на дальнейшие вопросы, я доложил все обстоятельства предстоявшего показа танков. Сталин вскоре отпустил нас. После этого у нас с командующим произошло не по моей инициативе неприятное объяснение.

    Подобные случаи повторялись, поскольку меня стали приглашать в ЦК ВКП(б) для разговора по различным вопросам военной работы в МВО, а мы с Корком, не зная заранее, о чем пойдет речь, не могли предварительно согласовать наши точки зрения по всем возможным проблемам. Нередко мое мнение принимали, хотя потом оказывалось, что командующий округом думал иначе. Это порождало новые осложнения. Неизвестно, во что бы это могло вылиться, если бы я не получил другое назначение. Расстались мы по-товарищески."

    Историк С. Т. Минаков о Корке: "В целом же, в 1921-1924 гг. общественное мнение в Советской России и СССР, сложившееся в военных кругах, включало в состав советской военной элиты: Л. Троцкого, М. Тухачевского, С. Буденного, И. Уборевича, А. Корка, С. Каменева, П. Лебедева, Б. Шапошникова, М. Фрунзе, П. Сытина, А. Балтийского, А. Егорова, Г. Хвощинского, А. Брусилова, А. Зайончковского, Я. Слащова."

    Из протокола допроса Корка от 16 мая 1937 года: "В суждениях Тухачевского совершенно ясно сквозило его стремление притти в конечном счете, через голову всех, к единоличной диктатуре… …Тухачевский… говорил мне: "Наша русская революция прошла уже через свою точку зенита. Сейчас идет скат, который, кстати сказать, давно уже обозначился. Либо мы - военные будем оружием в руках у сталинской группы, оставаясь у нее на службе на тех ролях, какие нам отведут, либо власть безраздельно перейдет в наши руки". "Вы спрашиваете "майн либер Август" (он так продолжал разговор, похлопав меня по плечу), куда мы направим свои стопы? Право, надо воздать должное нашим прекрасным качествам солдата, но знайте, солдаты не всегда привлекаются к обсуждению всего стратегического плана. Одно только мы с Вами должны твердо помнить: когда претендентов на власть становится слишком много - надо, чтобы нашлась тяжелая солдатская рука, которая заставит замолчать весь многоголосый хор политиков". Намек, который при этом Тухачевский делал на Наполеона, был так ясен, что никаких комментариев к этому не требовалось… В качестве отправной даты надо взять здесь 1925-26 гг. когда Тухачевский был в Берлине и завязал там сношения с командованием рейхсвера… Спустя два года после того, как Тухачевский был в Берлине, я был направлен в Германию, а в мае 1928 года в качестве военного атташе, сдал Тухачевскому командование Ленинградским округом. Перед моим отъездом при сдаче округа Тухачевский говорил мне: "Ты прощупай немцев в отношении меня и каковы их настроения в отношении нас"… Бломберг передал Тухачевскому, что в Германии складывается сейчас такая ситуация, которая должна обеспечить национал-социалистам, во главе с Гитлером, приход к власти".

    Протокол очной ставки между Корком и Маршалом М. Н. Тухачевским (30 мая 1937 г.):

    "Вопрос Корку: Чем вы объясняете, что Тухачевский… все-таки не выдает Уборевича?

    Ответ: … Очевидно, у Тухачевского есть надежда на то, что не все провалено, не вся наша организация раскрыта, что, очевидно, нужно оставить корни отдельных важных лиц, которые в связи с общим большим провалом, все-таки смогут продолжить через некоторый промежуток времени нашу контрреволюционную заговорщическую работу, особенно на западном фронте.

    Ответ Тухачевского: Корк неверно показывает о целом ряде фактов. Я объясняю ряд неточностей, которые допускает Корк здесь на следствии тем, что он не вполне точно уяснил себе его личную роль в нашем военном заговоре… Я Корка организационно в наш заговор не вовлекал…

    Вопрос Корку: Вам отводилась серьезная роль в право-троцкистской военной организации и к этой роли Вас привлек Тухачевский?

    Ответ: Безусловно.

    Вопрос Корку: Почему Тухачевский ваше положение в организации, ваше отношение к центру заговора представляет в совершенно ином свете?

    Ответ: … В моих интересах было бы ухватиться сейчас за то, что Тухачевский сказал про меня лично, но, так как я с самого начала встал на путь чистосердечного признания, то я категорически отрицаю все, что Тухачевский сказал в отношении меня и состава центра заговора… Тухачевский почему-то меня и Уборевича хочет отвести от этого дела. Почему Тухачевский хочет сохранить Уборевича, я высказал свои соображения. Может быть, и в отношении меня у Тухачевского те же соображения, но я, ставши на путь признаний, не могу сейчас замазывать ту роль, которую я выполнял под руководством Тухачевского.

    Вопрос Тухачевскому: … Вы по каким-то соображениям роль Корка смазываете, так же как и скрываете роль Уборевича…

    Ответ: … Путает или забывает Корк, - не знаю".

    "Вопрос Тухачевскому. Показания Корка более последовательны, чем ваши. Но не в этом в конце концов дело. Мы хотим знать правду, как было на самом деле?

    Ответ. Корк имел возможность больше меня восстановить эти факты: он раньше меня арестован".

    Корк в "Вестнике Замоскворечья":

    • "Краеведческая рулетка" - № 1/2006
    • "Краеведческая рулетка" - № 2/2006

    Реестр командующих войсками МВО с 1933 г. (после передислокации штаба МВО в Замоскворечье - на Космодамианскую наб., 32/34):

    Жители "Дома на набережной", ул. Серафимовича (Всехсвятская), д. 2 - zamos.ru/dossier_yakimanka/company/23228

    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.