• Мень Александр Вольфович, протоиерей

    О. Александр Мень (Александр Вольфович Мень) родился в Москве в знаменитом роддоме им. Грауермана 22 января 1935 г. Еврей.

    Об отчестве: "Владимирович или Вольфович? Читая об отце Александре, можно в разных источниках встретить и то, и другое написание. Естественно предположить – и это в самом деле так, – что первый вариант является русификацией еврейского отчества. Коснемся этого вопроса подробнее. Отца будущего протоиерея звали Вольф Гершлейбович. Владимиром Григорьевичем его начали называть еще в 30-е годы, когда он работал инженером на текстильной фабрике. Очевидно, что для рабочих такое произношение было гораздо привычнее. Когда перед самой войной Вольф Гершлейбович был арестован, в документах дела уже фигурировало написание «Владимир Григорьевич». В связи с началом военных действий подследственного перевели сначала в Тулу, а впоследствии в Свердловск, где состоялся суд, полностью его оправдавший (подписи на липовых накладных оказались подделаны). Стране был нужен дерматин, и здесь же в Свердловске Вольфа Гершлейбовича направляют на завод, где он работает до окончания войны. Только потом появилась возможность восстановить документы и вернуться в Москву. Поскольку старый паспорт оказался утерян в судебных инстанциях, новый выписали уже на Владимира Григорьевича, как это значилось в документах следствия. Впоследствии отцу будущего священника даже пришлось оформлять справку о том, что Владимир Григорьевич и Вольф Гершлейбович – одно и то же лицо, а Александр Вольфович Мень, родившийся до всех этих событий, оказался сыном Владимира Григорьевича. Поскольку о. Александр подвизался в русской культурной среде, его отчество претерпело аналогичную трансформацию, и многие люди запомнили его именно как Александра Владимировича. Сам он с готовностью принимал оба варианта обращения. Любопытно, что отчество Вольфович усиленно подчеркивалось в ругательных публикациях советской прессы."

    Отец. Владимир Григорьевич (Вольф Гершлейбович) Мень родился в 1902 году, жил в Киеве. Потом работал главным инженером на текстильной фабрике в Орехово-Зуеве. Был человеком нерелигиозным.

    Мать. Елена Семеновна Мень (в девичестве Цуперфейн) родилась в 1908 году. Живя в Харькове, в 1917 году Елена поступила в частную гимназию, в которой с увлечением ходила на уроки Закона Божьего. В 8-м и 9-м классе уже жила в Москве у своей бабушки. После девятилетки Елена жила в Москве и работала чертежницей. Вышла замуж за Вольфа Меня в 1934 году. Умерла в 1979 г.

    Семья Меней жила в Коптельском переулке.

    Когда ребенку исполнилось 2 года, семья переехала в дом № 38 стр. 2 на Большой Серпуховской улице в коммунальную квартиру № 14 (дом снесён в 1980-е гг.)

    • 1943-53 гг. - учился в средней школе № 554 в Стремянном пер.
    • В 1953 году поступил в Московский пушно-меховой институт. В 1955 году институт расформировали и студентов перевели в Иркутский сельскохозяйственный институт ("приблизили к пушнине").
    • В 1956 году Александр женился на студентке Наталии Федоровне Григоренко.
    • В мае 1958 был отчислен из института на последнем курсе за связь епархиальным управлением (в это время в стране разворачивалась бешенная хрущевская антирелигиозная кампания).
    • 1 июня 1958 на Троицу в храме Ризоположения Макарием Можайским рукоположен в диаконы.
    • 1958-60 гг. служил диаконом в селе Акулово (под г. Одинцово Московской обл.).
    • В 1960 г. окончил Санкт-Петербургскую духовную семинарию (заочно).
    • 1 сентября 1960 г. в Донском монастыре рукоположен в священники.
    • 1960-64 гг. служил вторым священником в храме Покрова Пресвятой Богородицы в Алабино, с 1961 г. - настоятелем.
    • 1964-70 гг. служил вторым священником в Тарасовке.
    • 1964-68 гг. - окончил Московскую Духовную академию (заочно).
    • 1970-90 гг. - служил вторым священником в храме Сретения Господня в селе Новая Деревня, с 1989 г. - настоятелем.
    • Убит неизвестным преступником в пос. Семхоз Московской обл. 9 сентября 1990 г.

    О. Александр Борисов об убийстве о. Александра (убит КГБ СССР): "У меня есть вот какая версия. Исходит она из того, о чем мы перед этим говорили. Что видение и понимание христианства и православия отцом Александром отличалось от видения и понимания некоторых кругов и среди низшего звена церкви, недавно пришедшего, фанатично настроенного, и понимания, которое, видимо, разделялось рядом подразделениями этих самых компетентных органов, для которых христианство, проповедуемое отцом Александром, православие, выглядело не тем. Потому что это обычное дело - когда государственные структуры стремятся имеющееся течение, тем более такое мощное, как церковь, адаптировать к своим целям. И тогда ведь был период - конец 80-х годов, когда возникали как бы разные течения, как в ЦК - Лигачев не разрешает, а Яковлев разрешает какую-нибудь передачу. То же самое было, по-видимому, и в компетентных органах КГБ. И по-видимому, часть из них, поскольку единоначалие пошатнулось, решило убрать этого человека - слишком активного, слишком эффективного в своей проповеди, выступал он почти каждый день и даже вышел на телевидение. Летом 90-го года отца Александра пригласили сказать о смысле жизни, не говоря ни слова о Боге. Он согласился и говорил в тех понятиях и терминах, понятных интеллигентному образованному человеку. Ну и не только, конечно. И думаю, что на этом субстрате и родилась идея убрать слишком влиятельного священника, который излагает не то христианство, которое нам нужно. И было принято такое решение. Почему это так - потому что я просто знаю людей, радиожурналистов, которые вели беседы с отцом Александром, его приглашали, транслировали по радио. После убийства, во-первых, записи исчезли сразу - видеозаписи, аудиозаписи - из студий. Это не могли сделать простые уголовники. Даже были звонки с угрозами - "Вот мы знаем, ваша дочь едет в таком-то автобусе", пятое-десятое, намеки ясны. Так что эти свидетельства, которые никак не подключались к делу, говорят о том, что это было не просто уголовное преступление, совершенное каким-то случайным человеком. Следствие велось - много людей приглашалось и из окружения отца Александра, так что у нас есть возможность представить себе картину, - оно велось всячески так, чтобы увести от сути дела куда-то в сторону."

    Историк-краевед Константин Константинов об убийстве о. Александра (убит на бытовой почве): "Я очень хорошо запомнил утро 9 сентября 1990 г. Туман в Подольском районе был такой, что я шел по нему как в молоке, такого тумана я, пожалуй не видел никогда. Если и в Семхозе был такой же туман, то нет ничего удивительного в том, что убийцу никто не видел. По-моему мнению Меня убил мужик, которого Мень выбросил накануне вечером из электрички. Убийство было крайне непрофессиональное. Если бы за подобное дело взялось бы КГБ, то жертве не позволили бы вернуться домой. А Мень умер от потери крови, если скорая приехала пораньше (ее ждали 40 минут), то о. Александра скорее всего бы спасли."

    Протодиакон Андрей Кураев (убит на бытовой почве): "Может быть, действительно, чисто бытовое недоразумение! Если искать политику, то точно не КГБ. КГБ от этого ничего не получил. 90-й год, сентябрь, страна на ладан дышит, и уж точно не отец Александр её разваливает. И зачем создавать проблемы на пустом месте и кого-то убирать? Там проблемы с Ландсбергисом, или где-то в Грузии, в Азербайджане, с народными фронтами во всех республиках. КГБ ничего не получал от этого, никаких бонусов, только сплошные минусы, потому что тут же волна поднялась, что, видите, священников в Советском Союзе убивают, да еще и еврея. Так что я убежден, что это не КГБ. Второе: я убежден, что никакие не церковные радикалы. Их просто не было. То есть сегодня я не поручусь, сегодня и я получаю угрозы, в том числе и физической расправы. Всякое бывает. Сегодня другая церковная жизнь, чем в конце 80-х годов. 90-й год – это 80-е еще годы. Тогда не было всяких православных активистов, боевиков и так далее. Атмосфера была другая. Опять же, самые радикальные идеи отца Александра были вполне в русле официального патриархийного богословия и публицистики той поры, а какие-то диссиденты были, какой-то Капитанчук, например, отец Дмитрий Дудко. Но этих людей с топором в руке представить совершенно невозможно. Все-таки это были люди, которые в ту пору еще очень тесно ощущали свое родство и реально прошедшие опыт гонений, поэтому представить их в роли палачей совсем немыслимо, вряд ли они тогда мечтали бы об этом. Есть, конечно, известная фраза, что "в концлагере моей мечты надзиратели будут евреями". Очень легко, конечно, палачи и жертвы меняются местами, но не с такой скоростью. Поэтому я думаю, что предполагающаяся месть православных фундаменталистов – нет. Тогда они были еще вегетарианцами."

    Протоиерей.

    Награждён митрой

    Автор книг: "Сын человеческий", "Небо на земле", шеститомник "В поисках Пути, Истины и Жизни", "Как читать Библию", альбом для детей "Откуда появилось все это? "

    Двое детей: дочь и сын – Михаил Александрович Мень, государственный деятель


    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.