• Правда о командире 17-й дивизии народного ополчения Москворецкого района

    Мемориальная доска на фасаде Центра документации «Саксонские мемориалы в память жертв политического террора»

    Петр Сергеевич Козлов родился 5 октября 1905 г. в Могилевской губернии, вырос в многодетной крестьянской семье. В Красной Армии - с 1926 г. До войны с Германией он уже имел боевой опыт: среди первых добровольцев воевал в Испании, награждён орденом Красного Знамени за Финскую войну, участвовал в присоединении Бессарабии в 1940 году. Окончил командный факультет Военно-воздушной академии в Монино. С 1940 г. - полковник. 2 июля 1941 г. назначен командиром 17-й дивизии народного ополчения Москворецкого района, которая 19 сентября стала 17-й стрелковой дивизией.

    Правда о командире 17-й дивизии народного ополчения Москворецкого района

    Парадоксальная ситуация сложилась вокруг имени героя Московской битвы командира 17-й дивизии полковника Петра Сергеевича Козлова. Невероятно, но факт: в Германии, на земле наших бывших врагов, в Центре документации при объединении «Саксонские мемориалы в память жертв политического террора» в той жестокой войне, Петр Сергеевич Козлов числится истинным Героем и жертвой нацистского режима. А у нас, в России, к нашему стыду и позору полковник Козлов числится предателем и перебежчиком. Как такое могло произойти?

    В прошлом году мы отмечали 75-летие трагических сражений Красной Армии лета и осени 1941-го за независимость нашей Родины, за нашу родную столицу Москву. В самом пекле боев октября 1941-го оказалась 17-я стрелковая дивизия. Это была наша, замоскворецкая дивизия, с 5 июля по 19 сентября она называлась 17-я дивизия народного ополчения Москворецкого района. 26 сентября на ротных и других построениях дивизии командиры соединений торжественно зачитали сообщение о том, что с сегодняшнего дня вы, все МЫ, товарищи ополченцы, во всех штабных документах дивизии и армии записаны – «Боец Красной Армии 17-й стрелковой дивизии - УРА!». Это был настоящий праздник для ополченцев, вспоминал ветеран Спартак Родионов. «Наша мечта сбылась, мы стали полноценными солдатами. В обед накрыли общий праздничный стол и впервые всем поставили по полстакана, 100 фронтовых грамм водки».

    Курс ускоренной боевой подготовки позади, а впереди, через неделю, смертельная схватка с ненавистным врагом.

    И Москворецкая, 17-я стрелковая дивизия проявила себя с самой наилучшей стороны, оказав достойное сопротивление многократно превосходящим силам врага. В Вяземской оборонительной операции (2 - 12 октября), в составе Западного и Резервного фронта участвовало 39 дивизий из них по настоящему упорное и результативное сопротивление гитлеровцам (3 - 5 октября) оказала только наша дивизия. Ударная вражеская группировка (2, 5 и 11-я танковые дивизии), которая для того, чтобы замкнуть кольцо окружения, должна была через Спас-Деменск подойти к Вязьме 6 октября, прибыла на место исполнения задания только во второй половине 7 октября, потому что задержалась на рубеже обороны 17-й дивизии.

    10-12 октября дивизия отдельными группами вышла из окружения, сохранив боевые знамёна, была пополнена свежими силами и, не успев сформироваться и сплотиться, 17 октября получила новый боевой приказ на завтра занять оборонительный рубеж по реке Протва, где развернулось крупное сражение 43-й армии с наступающим врагом. Обстановка на Юго-Западном направлении накалилась до предела. 18 октября произошло провальное поражение 312 и 53-й дивизий на реке Суходрёв, немцы захватили Малоярославец. Это было самое крупное поражение Жукова в этой войне. По своему характеру он мучительно переносил свои неудачи на поле боя. А тут ещё на следующий день, вечером 19 октября Верховный собрал заседание Политбюро ЦК ВКП(б), Генштаба и руководства города и объявил о введении в Москве и прилегающих к фронту районах Осадного положения и лично продиктовал Постановление ГКО: «Сим объявляется, что оборона столицы... поручена командующему Западным фронтом генералу армии т. Жукову...» Утром 20 октября Командование фронта получило Постановление ГКО, и Жуков сразу понял, что провалы на Западном фронте грозят ему расстрелом в подвалах НКВД. А угроза прорыва на участке Нара - Варшавское шоссе - Подольск всё нарастала. 21 октября в 10 часов немцы захватили опорный пункт на реке Нара Тарутино.Части 53 и 312 дивизии, который защищали город вынуждены были отойти в сторону Варшавского шоссе. 17-я дивизия занимала оборону слева, по плоскому берегу Нары, в 10 – 12-ти км от Тарутино, с падением которого создалась угроза окружения дивизии с севера. Полковник Козлов принимает единственно правильное решение – перейти на противоположный холмистый берег и укрепиться там в обороне. Вот как вспоминал об этом Спартак Родионов: «С нашей точки зрения, бойцов-окопников, он 21 октября спас дивизию - на пологом берегу нас бы окружили их бронетранспортёры и постреляли как котят, а на "левых буграх" нам было где укрыться и мы удержали эти рубежи".

    Но все небесные и земные темные силы, отрыжка наших неудачных, провальных действий в первые четыре месяца войны, карающей молнией сошлись над головой самого толкового командира дивизии в то время. Написать про это обстоятельно можно только в следующем номере.

    В 16 часов 21 октября командира 17-ой Козлова и комиссара Яковлева вызвали в штаб 43-й армии и начальник штаба объявил, что в связи с тем, что их дивизия без письменного приказа Генштаба отошла с линии обороны на другой берег Нары они задержаны до выяснения обстоятельств. А на столе взбешённого Командующего фронтом уже лежала фальшивка – «Во всём виноват командир 17-й Стрелковой». А в 4:45 утра 22 октября Жуков отдаёт приказ - «На 17 дивизию послать Селезнева, командира 17 сд немедленно арестовать и перед строем рас-стрелять». Так всё обернулось трагедией для нашего героя. Он был арестован… В районе Стремиловского рубежа обороны ходит такая легенда, будто бы солдаты сказали своему командиру: «Петр Сергеевич, мы в тебя стрелять не можем, беги куда глаза глядят.» Он бежал, но попал в плен.

    Желающих убрать «счастливчика» удачного сопротивления врагу было много не только на фронте, в 43, 33 армиях, но ив тылу, в кабинетах НКВД, где на основе допросов наших бывших военнопленных сочинили «утку», что Козлов преподавал в Варшавской школе разведки. Теперь в результате новых находок можно уверенно сказать - либо в Абвере некто выдавал себя за Козлова, либо кому-то было выгодно оговорить полковника Козлова.

    Документы, подтверждающие честное имя Петра Сергеевича, разыскала Ольга Павловна Шуваева, директор Краеведческого музея г. Петушки:"Поиски привели меня в Германию, в Дрезден. На мои настоятельные письма откликнулся научный сотрудник Центра документации научно-исследовательского учреждения при объединении «Саксонские мемориалы в память жертв политического террора» Валериан Вельм. Петр Сергеевич находился в лагере - шталаге 367, где прошёл регистрацию и получил лагерный номер 9333. Шталаг 367 Ченстохове, Силезское воеводство, Польша, на реке Варта. 4.12.1942 года переведён в офлаг 62 (ХШД) город Хаммельбург в центре Германии. Лагерь для генералов и старших офицеров был создан во исполнение Женевской конвенции. Но в этом лагере гестапо выявляло особо опасных элементов» - политофицеров, интеллигенцию… 18.12.1942 года Козлов был передан в гестапо.19.12.1942 направлен в концлагерь Флоссенбург.Казнь. 5.1.1943. Время - 6:00. Эта дата и считается днём гибели П. С Козлова.Как пишет АннабелЛинхарт, «здесь они были расстреляны в течение нескольких часов после их прибытия. После расстрела, тела были сожжены в лагерном крематории, а пепел развеян в окрестностях… После войны пепел этих и других узников был собран, и создана «Пирамида пепла» в Флоссенбурге, являющаяся частью мемориального комплекса на месте концлагеря».Вот так погиб полковник Петр Сергеевич Козлов.»

    Я 20 лет занимаюсь темой сохранения святой памяти о московском народном ополчении летнего призыва 1941 года, и уже устал от примитива и равнодушия чиновников, которые пасутся в этой теме. Писать, обращаться к ним, читать их безграмотные ответы и всякий раз понимать всю глубину беспамятства, в которой мы существуем, которая привела нас к такому позору.

    Реабилитацией полковника Петра Сергеевича Козлова занимались три организации - 3-е Управление кадров Министерства обороны, Федеральная служба безопасности и Военная Прокуратура Российской Федерации, в которой проводилась заключительная часть документального оформления реабилитации. Документальные подтверждения событий военного времени - в подольском Архиве Министерства обороны и Главном архиве РФ.

    С самого начала общения с этими организациями я поставил их в известность о своём принципиальном мнении о том, что всем заявителям не хватает научно-исторической обоснованности их аргументов и рассуждений. К сведению принимали, но отвечали: «у нас такой порядок» и продолжали работать по принципу - «а нам всё равно».

    С моей точки зрения, все вышеназванные организации не имеют ни интеллектуального, ни морального права заниматься святой, сложной, ответственной работой по реабилитации жертв и героев Великой Отечественной войны. У нас хорошо проводит Учёт и Исследования в этом направлении общество "Мемориал", можно организовать такой отдел в институте Военной истории.

    Уважаемые читатели! Считаю, что руководство района, муниципальные депутаты Замоскворечья и наша общественность должны встать на защиту славы, чести и достоинства 17-й дивизии народного ополчения и доброго имени ее командира. Прошу редакцию предоставить мне в следующих номерах еще две полосы для того, чтобы подробнее рассказать о подвиге и трагедии двадцатидневного боевого пути нашего героя.

    Виктор Климанов, автор книги "Собой заслонили Москву"

    Карта военнопленного
    Центр документации «Саксонские мемориалы в память жертв политического террора»


    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.