• Материалы номера. № 6 / 2003 г. Его называли Колумбом Замоскворечья

    К 180-летию А.Н. Островского
    2003 г. Его называли Колумбом Замоскворечья
    Что знаем мы о драматурге Островском? Кажется, всё: певец купеческого Поволжья и "Колумб Замоскворечья", бытописатель навсегда ушедшей Москвы, по пьесам которого мы оцениваем наши былые повадки и нравы. Ах, да! Еще - автор 47 комедий и драм, 46 из коих уже при жизни прошли на сцене Малого Императорского театра, а, стало быть, наш герой - к тому же и зодчий нерукотворного театрального пространства, зовущегося "домом Островского". Вот кажется и всё… То есть почти ничего не знаем… Где жил? с кем общался? как складывалось личное счастье, и было ли вообще оно у столь плодовитого и, касалось бы, преуспевающего художника? Идя по застенкам вопросительных знаков кружась в лабиринте их зигзагов, так или иначе, выходишь на свет единственно верного утверждения: судьба Островского - это Москва, его первопрестольная… Вот только ушли из нее не одни лишь традиции. Из четырех приходских семейных церквей нынче нет ни одной… Из семи основных мемориальных домов живы два… "В Москве, - отмечал драматург, - все русское становится понятнее и дороже". Вероятно, мы, потомки, многого не поняв, исказили шкалу ценностей.

    Для будущей знаменитости же все начиналось со сдаваемого внаймы дьяконом замоскворецкой церкви Покрова в Голиках Никифором Максимовым угла в приходском доме. Малая Ордынка, 9 - именно здесь 31 марта старого стиля 1823 года появился на свет будущий драматург, организатор Московского артистического кружка и общества русских драматических писателей, глава репертуарного комитета московских театров Александр Островский. И именно здесь в феврале 1983-го распахнул двери дом-музей замоскворецкого уроженца, ставший филиалом театрального музея имени Бахрушина, а в сентябре 1997-го открылась и театральная галерея. Однако все это было много позже, а по рождению же сына Саши семья дослужившегося до титулярного советника адвоката Николая Федоровича на Малой Ордынке проведет около трех лет.

    Затем - близлежащие Монетчики. Там, в конце Пятницкой, у Словущенской церкви Островский-старший уже прикупает дом. Ни их жилище, ни церковь в Монетчиках не уцелели - на месте дома сейчас стоит Первая Образцовая типография, на месте церкви - школа. И хотя на Пятницкой Островские проживут без малого 9 лет, "Монетчиковый" кров не назовешь счастливым: в декабре 1831 г. там скончается мать Александра Николаевича.

    В 1834-м "посолидневший" Николай Федорович приобрел сразу два дома за "Житным двором у Калужских ворот в приходе Казанской Богородицы", на современной Житной, 8. Часть помещений отец сдавал, и Александр, обитавший поначалу в малом доме, лишь в 1836 году перебрался в большой, с мезонином, отделявшийся от улицы палисадником. Давно исчезли и палисадник, и меньший из домов, а не один раз отселенный, ломавшийся, и горевший большой дом снесли совсем недавно - в 1995-м. Увы, тогда же в середине 90-х в ходе реконструкции на Смоленском бульваре пало здание библиотеки-читальни имени А.Н. Островского, кстати, одной из первых в городе. И отец того, чье имя она носила, имел свою великолепную домашнюю библиотеку - по тем годам то было для Замоскворечья большей редкостью, если не чудачествам. Так или иначе, именно отец запахивал борозды формировавшегося сознания сына семенами крепкой разносторонней культуры: мальчик танцевал, пел, знал по-французски и немецки, музицировал на фортепьяно. Из домов на Житной Сашу определили в знаменитую 1-ю губернскую гимназию на Волхонке, и пять лет с 1835 г. очередной ее питомец измерял пешком расстояние от Замоскворечья до Волхонки, 16.

    Многим людям "с именем" был памятен последний адрес, поскольку в разное время обучались в 1-й гимназии и теоретик анархизма князь Кропоткин, и профессор Тихонравов, и Милюков, и мыслитель Иван Ильин, и Владимир Соловьев. К слову говоря, в гимназии имелось 16 классов по 40 учащихся в каждом и "начальникам оных" директором Иосифом Освальдвичем Гобзой, чехом по происхождению, на Волхонке, 16 насаждались достаточно строгие правила: так гимназистам воспрещалось появляться в "сомнительных" уголках города - Кузнецком Мосту, к примеру… Безусловно, адрес гимназии запомнился и А. Островскому - да и жизнь сложится так, что в последствие конечным его пристанищем в Москве станет Голицынский дворец, соседствовавший с первым учебным заведением драматурга.

    Гимназию же Александр закончит с отличием и в 1840-м поступит на юридическое отделение Московского университета. В том же году случится переезд из Замоскворечья в Серебряники, к Воронцову полю.

    2003 г. Его называли Колумбом Замоскворечья
    Дело в том, что к тому времени Николай Федорович приобрел у сыновей второго тестя, обрусевшего шведа А.И. фон Тессина, достаточно обширный участок на месте современных домов 5-9 по Большему Николоворобьинскому переулку. Там Александр Николаевич до вступления в гражданский брак (1849 г.) занимал часть большого с каменным основанием и деревянным верхом, дома, а после с супругой Агафьей Ивановной перебрался в меньший деревянный, находившийся против Серебрянического переулка. Из Воробьина он хаживал и в университет, и на места службы, в совестный и коммерческий суды, и на Девичье поле, к Погодину, в редакцию "Москвитянина", где подрабатывал корректурой и заметками. Большие версты он отмерял ежедневно и доживи до нас местный храм свт. Николая в Воробьине, да умей разговаривать, обязательно описал бы измотанного от постоянной ходьбы пешком молодого человека. Работа в судах, между тем, тяготила адвокатского сына: понасмотрелся посещавших отца обанкротившихся дельцов, да и сам постоянно сталкивался с плутовством и интрижками подследственных. Выручало, очевидно, чувство юмора: "Что ни дело, то комедия", - отзывался он о собственных юридических опытах. С другой стороны, именно это обогатило его знанием разношерстных характеров и типов. Для того, чтобы быть народным писателем, мало одной любви к Родине. Любовь дает только энергию, чувства, а содержания не дает. Надобно еще хорошо знать свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Самая лучшая школа для художественного таланта есть изучение своей народности… Таковое изучение, напрямую связанное с серебряническими жилищами, толкнуло к стремлению выразить видимое словом. Здесь, в Воробьине, родилось первое прозаическое произведение Островского "Как квартальный надзиратель пустился в пляс, или От великого до смешного один шаг". Здесь же выпестовалась написанная в 1847 г., прочитанная С. Шевыреву и им благословленная, "Картина семейного счастья" - первая серьезная пьеса, от которой в море драматургии и оттолкнулся челн ее автора. Здесь складывался определенный круг знакомых, и сюда к Островскому приходили: Достоевский, Григорович, Тургенев, Писемский, Гончаров, актеры Турчанинов, П. Садовский, Косицкая-Никулина, музыканты. И именно здесь, до переезда с шестью детьми и новой женой в дом С.М. Голицына на Волхонку, 14, он написал едва ли не все основные пьесы: "Свои люди - сочтемся", "Не в свои сани не садись", "Бедность - не порок", "Доходное место", "Не все коту масленица", "Не так живи, как хочется", "Воспитанница", "Козьма Захарьич Минин-Сухорук", "Воевода", "Тушино", "Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский", "Гроза", "Василиса Мелентьева". А ведь свои "воробьинские дома" их жилец характеризовал тем, что были они "очень удобны для того, чтобы простудиться" и, напротив, "неудобны для того, чтобы писать и даже думать". Вторая часть характеристики, безусловно, спорна, но первая, увы… Дом в Воробьине явился свидетелем смерти четырех детей и первой супруги. Уже в год ее смерти - 1867 г. - владение Островских стал постепенно распродаваться и застраиваться по-новому. Правда, еще при первой жене Александр Островский увлекся актрисой М.В. Васильевой, с которой в 1869 г. и повенчался - так что это владение "укрепилось" и вторым браком… А потом драматург с шестью детьми и новой женой переехал в дом С.М. Голицына на Волхонку, 14,

    К концу столетия, с отъездом отсюда старых хозяев по их домам проложили Тессинский переулок, напоминающий о семье фон Тессин мачехе Александра Николаевича, Эмилии Андреевне, его втором деде и дядьях.

    Большая семья Островского постоянно нуждалась в средствах. Часто приходилось принимать помощь от младшего брата драматурга - Михаила Николаевича, выдающегося государственного деятеля эпохи Александра III, соратника К.П. Победоносцева, занимавшего высокие посты в правительстве. На деньги брата было куплено костромское имение Щёлыково, но он отдал его в полное распоряжение Александру, а все расходы оплачивал сам.

    В 1885 году, незадолго до смерти, Островский был назначен заведующим репертуарной частью московских театров и начальником театрального училища, тем самым получил государственное жалование и признание. 2 июня 1886 года Островского не стало, он похоронен на кладбище села Ново-Бережки, недалеко от Щёлыкова.

    В Москве на Театральной площади перед зданием Малого театра, где осуществлялись классические постановки его пьес, в 1929 г. был установлен прекрасный памятник драматургу, работы Н.А. Андреева, а в 1954 году Островский в бронзе вернулся в родное Замоскворечье - на Малую Ордынку, 9. Бюст, созданный скульптором Г.И. Мотовиловым, стал навечно рядом со стенами первого замоскворецкого пристанища Островских.


    Алексей Минкин

    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.