• Листьев Владислав Николаевич. Известный журналист

    Листьев Владислав Николаевич родился 10 мая 1956 г. в Москве. Русский.

    • Окончил школу-интернат спортивного профиля,
    • Работал инструктором по физической культуре спортивного общества "Спартак".
    • Отслужил в Армии.
    • Окончил подготовительное отделение поступил в МГУ им.М. В. Ломоносова международное отделение факультета журналистики.
    • Пять лет проработал редактором Радиовещания на зарубежные страны Главной редакции пропаганды Гостелерадио СССР.
    • С 1987 г. работает на телевидении, начинал в молодежной редакции Центрального телевидения.
    • Ведущий популярных телепрограмм "Взгляд" (1987-90), "Поле чудес" (1990-91), "Тема" (1991-93), "Час пик" (1994-95).
    • В 1991 году стал генеральным продюсером Телекомпании "ВИД" (с 1993 г. - стал президентом телекомпании).
    • В сентябре 1994 г. - избран вице-президентом Академии Российского телевидения.
    • С января 1995 г. - генеральный директор ОАО "Общественное Российское Телевидение".
    Женат три раза.

    Кандидат в мастера спорта по легкой атлетике.

    Жил в Замоскворечье на Новокузнецкой ул., д. 30, стр. 2, кв. 6.

    Убит 1 марта 1995 г. в подъезде своего дома.

    Его убийство вызвало широкий общественный резонанс. Убийцы не найдены. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

    Листьев в "Вестнике Замоскворечья":

    • "Влад Листьев выбирает Замоскворечье" - № 3/1993;
    • "9 апреля - 40 дней со дня смерти Владислава Листьева" - 4/1995.

    Подробно о версиях убийства Листьева рассказал Александр Шварев (http://www.rosbalt.ru/), 5 ноября 2010 г.:

    Убийство Листьева: правда и вымысел

    «Авторитет» из Санкт-Петербурга Юрий Колчин, отбывающий крупный срок за участие в убийстве депутата Госдумы Галины Старовойтовой, неожиданно дал показания и по другому громкому делу – о расстреле знаменитого журналиста, гендиректора ОРТ Владислава Листьева. Эта новость облетела все газеты и телеканалы. Однако у людей, имевших самое непосредственное отношение к расследованию, она вызвала скепсис.

    Как сообщил «Росбалту» Юрий Скуратов, еще в бытность его генпрокурором следствию стало известно, «кто исполнитель и кто заказчик» убийства Листьева, однако тогда «просто не дали ничего сделать». Корреспонденту «Росбалта» удалось пообщаться с участниками расследования, а также ознакомиться с некоторыми материалами правоохранительных органов. Из этих сведений становится понятно, какая версия пока остается основной в материалах дела, и мы ее решили опубликовать. При этом сразу стоит оговориться, что данное дело в суд не передавалось, приговор по нему не выносился, поэтому приведенные материалы пока остаются только версией следствия.

    За что убили Листьева

    К 1995 году главный телеканал страны ОРТ продавал рекламное время через десяток фирм-посредников, среди которых были и явные лидеры. Причем сам канал получал незначительные суммы, а порой с ним и вовсе расплачивались по бартеру. Фирмы-посредники закупали за свой счет латиноамериканские сериалы и бесплатно их передавали телеканалам, но уже вместе с рекламными вставками. Этот бизнес приносил огромные прибыли, а большинство фирм-посредников контролировались двумя известными в то время предпринимателями — Сергеем Л. и Борисом З. Эти люди были вхожи в Кремль, имели обширные связи в правоохранительных структурах и криминальном мире.

    Как установили следователи, в 1994 году к рекламному бизнесу проявил интерес Борис Березовский. Он сумел убедить президента Бориса Ельцина акционировать главный телеканал, а руководителем новоиспеченного «Общественного российского телевидения» предложил назначить известного всей стране Владислава Листьева. К тому времени журналист полюбился миллионам зрителей как ведущий программ «Взгляд», «Поле чудес» и многих других. Глава государства такую идею одобрил, и в начале 1995 года Листьев был утвержден гендиректором ОРТ. Почти сразу после этого началась борьба за рекламное пространство канала. По версии следствия, Березовский рассчитывал, что Листьев будет полностью подконтрольным ему руководителем и олигарх получит доступ не только к рекламным деньгам, но сможет заполучить в свою собственность и весь телеканал.

    Сергей Л. и Борис З. не хотели терять столь «лакомый кусок», они неоднократно встречались с Листьевым, пытались договориться, чтобы он учел на своем посту их интересы. Однако гендиректор ОРТ, как считает следствие, с подачи Березовского принял беспрецедентное решение – на четыре месяца вообще отказаться от рекламы на телеканале, а потом уже определиться с теми, кто будет ее продавать. По версии Генпрокуратуры, самые серьезные последствия такое решение имело для Сергея Л. и Бориса З. Как раз в этот период они должны были вложить средства от рекламы на телеканале в другие бизнес-проекты, которые бы просто рухнули без денежных вливаний. В результате Сергей Л., понимая, кто стоит за инициативой Листьева, обратился напрямую к Борису Березовскому.

    Сам Березовский к этому времени успел разочароваться в своем протеже. Как выяснили следователи, у Владислава Листьева тоже были связи в Кремле, среди представителей криминального мира, к тому же вместе с рядом соратников он имел непосредственное отношение к деятельности рекламного агентства «ИнтерВИД». Его деловыми партнерами были до сих пор известные всей стране люди – ныне они телеведущие, руководители телеканалов, бизнесмены. Движимый этим окружением, а также личными амбициями, Листьев решил, что будет самостоятельной фигурой. Большую часть рекламного трафика он планировал передать «ИнтерВИДу», а в дальнейшем попытаться получить и контрольный пакет акций телеканала.

    «Березовский понял, что Листьев не будет управляемой фигурой, и он не получит тех дивидендов, на которые рассчитывал при назначении Листьева гендиректором ОРТ, — рассказал «Росбалту» Юрий Скуратов. — В результате он просто разочаровался в журналисте».

    Что обсуждали на встрече Березовский и Сергей Л., следователям выяснить так и нем удалось. Они подозревают, что речь шла о судьбе Листьева, который крайне мешал Сергею Л. и был уже не особо нужен Березовскому. Так или иначе, но после этой беседы стало очевидно — Березовский узнал, какая участь может ждать Листьева в самое ближайшее время. И возражать он не стал, поскольку счел, что смена гендиректора ОРТ принесет ему гораздо больше выгод, чем если Листьев останется на своем посту. Что, собственно, потом и произошло – со временем Березовский фактически стал владельцем ОРТ.

    «Никаких денег Березовский за убийство не платил и «заказчиком» не являлся, — сообщил «Росбалту» Юрий Скуратов. — В тот момент были более заинтересованные в этом преступлении люди. Березовский мог знать о готовящемся преступлении, скрывал свою осведомленность и наблюдал за тем, как будут развиваться события с высоты своего тогдашнего положения».

    Кто и как убил Листьева

    По версии следствия, после встречи с Березовским у Сергея Л. состоялось несколько ни менее важных бесед с одним из «авторитетов» «солнцевской» группировки Игорем Дашдамировым по кличке Душман. После этого за Листьевым начали следить профессиональные киллеры, в том числе братья Александр и Андрей Агейкины.

    Стоит отметить, что к этому времени Душман, как и многие другие лидеры «солнцевских», находился в поле зрения западных правоохранительных органов, так как часто бывал за границей. В распоряжении «Росбалта» есть подробный доклад Интерпола о данной ОПГ, часть которого посвящена смерти Листьева. В частности, в документе говорится следующее: как установило НЦБ Интерпола в Вашингтоне, именно Душман «стоит за убийством известного телевизионного деятеля Листьева», а всю организационную работу выполняли его ближайшие сподручные – «авторитеты» Михаил Кудин по кличке Квакин и Андрей Скрылев (Скрыл). Эти же сведения подтверждает и НЦБ Интерпола в Праге. Непосредственными же исполнителями преступления, как считали в правоохранительных органах, были именно Агейкины.

    Братья в советское время являлись военнослужащими, а с развалом СССР стали выполнять задания «солнцевской» и «ореховской» группировок. На момент расследования они подозревались в участии в ряде разбойных нападений, нескольких убийствах в Москве, а также в незаконном обороте наркотиков. Александр Агейкин к тому же сам «сидел» на героине.

    Впрочем, трагедии еще можно было избежать. Следователи выяснили, что перед смертью Владислав Листьев встретился с Сергеем Л., беседа была крайне неприятной, бизнесмен сильно давил на гендиректора ОРТ, но ничего добиться не смог. Листьев от своей идеи прекратить показ рекламы на четыре месяца не отказался. Видимо, после этого его участь и была решена окончательно.

    О неприятном разговоре Листьев сразу сообщил своему другу, тоже телеведущему. При этом Листьев отметил, что он — известный на всю страну человек, поэтому никто не рискнет его убить. Тем ни менее, журналист уже начал понимать — ситуация становится крайне опасной. 28 февраля он вместе с женой Альбиной приехал в офис «Логоваза», где встретился с Березовским. Листьева очень беспокоил конфликт с Сергеем Л., и он рассчитывал на помощь и прикрытие со стороны Березовского. Тот явно знал, что дни Листьева сочтены, но ничего журналисту не рассказал. 1 марта рано утром олигарх чартерным рейсом вылетел в Лондон.

    А Листьев в этот день отправился к себе на работу. Вечером он позвонил жене из телецентра в Останкино и сказал, что выезжает домой. В этот момент в квартире, помимо Альбины, находились ее подруга и рабочие, которые пришли осмотреть помещение перед ремонтом. Однако Листьева они так и не дождались. Как позже установили следователи, за журналистом от телецентра ехала машина с несколькими бандитами. Как только журналист подъехал к своему дому на Новокузнецкой улице, они по рации сообщили сообщникам, что «объект прибыл».

    Листьев вошел в подъезд и стал подниматься наверх. Навстречу ему спускались два человека — следствие подозревает, что ими были братья Агейкины, которые выхватили оружие – пистолет и пистолет-пулемет. Одна пуля попала Листьеву в плечо, вторая в голову. Преступники выскочили из подъезда и скрылись на ожидавшей их машине. Тело журналиста обнаружила подруга Альбины, которая собралась уезжать домой.

    Как выяснила Генпрокуратура, сразу после преступления Агейкины улетели в Сочи, а оттуда в Израиль. Укрываться им там помогал друг Скрыла по кличке Киевский, являющийся гражданином Израиля.

    По данным Интерпола, уже в мае 1995 года большинство представителей криминального мира, имевших отношение к убийству Листьева, собрались в Праге в ресторане «В Холубу». Там присутствовали один из лидеров преступной группировки, а также Душман, Квакин и Скрыл. Участники сходки были задержаны местной полицией, но вскоре их отпустили на свободу.

    6 июля 1995 года Квакин был арестован греческими властями в аэропорту Афин за хранение героина. Его заключили в тюрьму «Коридаллос» в Пирее, однако впоследствии освободили. По данным Интерпола, Скрыл позже скончался при загадочных обстоятельствах. По официальной версии — от передозировки наркотиков.

    МВД РФ вело переговоры с израильскими властями о возможности совместных действий в отношении подозреваемых, однако потом произошла «утечка» информации. А вскоре один из предполагаемых киллеров – Александр Агейкин был обнаружен мертвым в Тель-Авиве. По официальной версии, он также скончался от передозировки наркотиков. Однако в Генпрокуратуре были уверены, что имело место убийство. Александр Агейкин был самым «слабым звеном» в группе киллеров. Помимо того, что он «сидел» на наркотиках, его перед смертью неожиданно начали мучить угрызения совести. Он говорил своим знакомым, что раскаивается в убийстве Листьева, ему жалко этого человека. На допросах он явно бы молчать не стал, но ничего рассказать просто не успел.

    Как шло следствие

    В июне 1995 года был отстранен от ведения дела следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Борис Уваров, а материалы передали другому следователю – Петру Трибою. Он рассмотрел множество версий преступления, включая семейные дела журналиста, пока не остановился на основной – рекламной.

    По словам Юрия Скуратова, одной их главных ошибок следователей было то, что им не удалось наладить контакт с супругой Листьева Альбиной. Муж делился с ней своими проблемами, она знала о том, как накалялась обстановка вокруг Листьева. Но Альбина имеет довольно тяжелый характер, к тому же в тот момент она опасалась за свою жизнь. Поэтому на первоначальном этапе расследования женщина не помогла. «Следствие тормозилось еще из-за того, что оперативники, от которых и должна идти основная информация, ничего нам не давали», — отмечает Юрий Скуратов.

    Не хотели делиться информацией и друзья Листьева – те самые известные ныне тележурналисты и руководители телеканалов. По данным Генпрокуратуры, они сами подталкивали Листьева на конфликт с Сергеем Л., рассчитывая в дальнейшем получить большие прибыли от передела на телеканале. Эти люди тоже знали, как складывалась ситуация вокруг Листьева, но на допросах молчали. И только когда перед ними засветила угроза быть привлеченными к уголовной ответственности за неуплату налогов «друзья» Листьева согласились быть более разговорчивыми.

    Постепенно у Петра Трибоя и выстроилась цепочка, приведшая, по версии Генпрокуратуры, к убийству: Сергей Л. – Душман — братья Агейкины. Изначально были подозрения, что к преступлению мог быть причастен и Борис З. Но в итоге следователи решили, что он, как и Березовский, знал о готовящейся расправе над журналистом, но ничего не предпринял, поскольку сам был заинтересован в устранении Листьева.

    Впрочем, даже после появления этой версии расследование складывалось тяжело. В 1996 году Дашдамирова объявили в розыск, но вовсе не по делу Листьева, а по обвинению в изнасиловании. При этом в ориентировке на Дашдамирова говорилось следующее: «Особо опасен. Может использовать паспорт на фамилию Дмитров. Может быть вооружен. При обнаружении срочно сообщить в ГУВД Москвы».

    Как потом установили следователи, вскоре после убийства Листьева Дашдамиров уехал в Чехию, где в мае 1995 года был задержан местной полицией в одном из ресторанов по подозрению в связях с «русской мафией». Однако вскоре его отпустили. Летом 1996 года Дашдамирова задержали спецслужбы Грузии и экстрадировали в Москву. Здесь подозреваемого неоднократно допрашивали в связи с убийством Листьева, однако он свое знакомство с Сергеем Л., а также причастность к расстрелу журналиста категорически отрицал. Сергей Л. также говорил о своей непричастности к преступлению и уверял, что с Игорем Дашдамировым никогда не встречался. В результате возникла версия, что «заказ» Душману поступил не напрямую, а через других лидеров «солнцевских», с которыми Сергей Л. был в хороших отношениях.

    В октябре 1997 года Петр Трибой допросил бизнесмена из московского района Солнцево Сергея Михайлова. Причем происходило это на территории Швейцарии, где предприниматель находился под стражей по подозрению в связях с «русской мафией» и отмывании денег (позже он был оправдан судом). Впрочем, этот след оказался тупиковым.

    Вскоре следователи получили несколько улик, а также показаний свидетелей, которые указывали на то, что Сергей Л. был лично знаком с Душманом несколько лет и периодически встречался с ним. Под гнетом этих улик Сергей Л. и Дашдамиров все-таки признали факт общения друг с другом, но не более того. В отсутствие весомых доказательств причастности к убийству Листьева Дашдамирову предъявили обвинение только в изнасиловании, он получил 3,5 года тюрьмы и уже в 1999 году вышел на свободу.

    Следователи неоднократно допрашивали и родителей братьев Агейкиных, однако те только говорили, что их сыновья «замечательные люди», и никакой нужной информации от них тоже получить не удалось.

    Что касается Бориса Березовского, который мог пролить свет на обстоятельства гибели журналиста, то он, как мог, уклонялся от того, чтобы делиться информацией со следователями. Когда представители Генпрокуратуры пришли с обыском в офис «Логоваза», их оттуда чуть ли не силой выставили сотрудники ФСБ РФ во главе с Александром Литвиненко. На допросах Березовский сначала категорически отрицал тот факт, что встречался с Листьевым накануне его гибели. Только после того, как об этом рассказала Альбина, олигарх признал, что беседа с гендиректором ОРТ имела место, но о ее сути говорить категорически отказался.

    По словам Юрия Скуратова, в первые годы после убийства Листьева «палки в колеса» расследования вставляли абсолютно все. И представители Кремля, считавшие, что за преследованием Сергея Л. и Бориса Березовского, финансировавших избирательную кампанию Бориса Ельцина, могут крыться политические мотивы. И люди из окружения самого Листьева, которые боялись, что в ходе расследования всплывут подробности их полулегального бизнеса, а также взаимоотношений с представителями криминального мира. И оперативники, которые приносили крайне мало дельной информации, а в основном приводили задержанных по другим делам, которые «вдруг» сознавались и в убийстве Листьева. Проверка информации каждого такого признавшегося (она ни разу не подтвердилась) отнимала у следствия крайне много времени. Ну и, конечно, противодействовали расследованию сами подозреваемые.

    «Нам просто тогда не дали раскрыть это дело», — отмечает Юрий Скуратов. А когда Скуратов был снят с поста генпрокурора, расследование постепенно стало сходить на «нет». После Петра Трибоя это дело вели еще несколько следователей, которые решили отказаться от «рекламной» версии своего предшественника и пытались выдвинуть другие. Однако никакого успеха это не принесло. В результате расследование дела было решено приостановить. Фактически сейчас материалы об убийстве Листьева списаны в архив. К тому же в этом году истек 15-летний срок давности по привлечению к уголовной ответственности.

    «Я считаю, что расследование дела об убийстве Листьева приостановлено незаконно, — полагает Юрий Скуратов, — поскольку и сейчас шансы на успех у следователей есть».

    Питерский след

    О том, что бывший офицер ГРУ Юрий Колчин дал показания по «делу Листьева», сообщила интернет-газета Фонтанка.Ру. Согласно информации издания, Колчин, будучи другом экс-депутата Госдумы Михаила Глущенко (находится в СИЗО по обвинению в убийстве трех человек на Кипре) и бизнесмена Василия Владыковского, стал свидетелем нескольких встреч, на которых обсуждалась возможность убийства Листьева. Во время этих бесед Костя Могила предложил Эдуарду Канимото (участнику одной из преступных группировок) расправиться с тележурналистом в счет погашения крупного долга. По информации Фонтанки.Ру, Канимото согласовал этот вопрос со своими руководителями — Владыковским и «ночным хозяином» Санкт-Петербурга Владимиром Кумариным, которые дали добро на выполнение «заказа».

    Непосредственно в убийстве принимали участие Канимото, некто Валерий Суликовский и еще один человек. Сам Колчин предоставил киллерам квартиру в Москве. Сразу после преступления, согласно данным издания, Яковлев, Кумарин и Глущенко встретились в Москве с настоящим «заказчиком» убийства – Борисом Березовским, пригрозили ему разглашением информации о том, кто стоит за расстрелом Листьева, после чего олигарх стал платить дань питерским «авторитетам».

    Стоит отметить, что Юрий Колчин, отбывающий 20-летний срок за участие в убийстве Галины Старовойтовой, делает уже не первое признание по различным громким делам. Это позволяет «авторитету» избегать отправки в колонию для отбывания наказания. Кроме того, под каждые такие показания он пытается выпросить у следствия какие-либо преференции для себя и членов своей семьи. Проверить его информацию по «делу Листьева» крайне сложно – большинство названных им людей были убиты в разное время.

    Никто из названных Колчиным людей не фигурировал в материалах дела», — отметил Юрий Скуратов.

    Правда, стоит отметить, что показания Колчина весьма складно ложатся в историю, рассказанную в свое время профессиональным киллером Андреем Челышевым. Он в 1999 году вместе со своим братом Сергеем был задержан по подозрению в убийстве вице-губернатора Санкт-Петербурга Михаила Маневича (никто не удивится, если Колчин вдруг «вспомнит» и об обстоятельствах этого громкого преступления).

    В ходе расследования Андрей Челышев заявил, что проходил обучение на некой специальной базе ГРУ (именно в этом ведомстве в то время служил Колчин), а потом стал выполнять заказные убийства, причем среди его жертв якобы были Маневич и Владислав Листьев. Челышев уверял следователей, что его дядя тоже служил в ГРУ и в свое время познакомил его с неким чиновником по имени Заур. 1 марта 1995 года к Челышеву на вещевом рынке в Коньково подошел человек по кличке Шерхан, сообщил, что он от Заура и предложил выполнить за деньги небольшую работу.

    В результате Андрей сел в Opel, где находились два кавказца и славянин. Все вместе они доехали до дома неподалеку от Павелецкого вокзала (как раз там проживал Листьев). Сам Челышев занял место за рулем иномарки, а его попутчики куда-то ушли и отсутствовали три часа. Потом они вернулись, причем у одного из мужчин из кармана торчала рация. По пути злоумышленники обменивались следующими фразами: «По 20-ке денег получим», «Шер нам теперь обязан», «докомпроматился». Самому Челышеву ничего не заплатили, а вскоре он понял, что ездил на убийство Листьева. Через несколько лет Андрей узнал, что Шерхана расстреляли в машине в центре Москвы. «Мне ничего не объясняли по поводу того, что должно было произойти. Если бы я знал, что придется принимать участие в убийстве Листьева, то я бы категорически отказался, потому что я и все члены моей семьи очень его любили», — заявил следователям киллер.

    Петр Трибой допросил Челышева, но посчитал, что в данном случае киллер себя оговорил, и сделал он это с целью сбить следствие с правильной версии. В рассказе Челышева оказалось слишком много неточностей. Например, он заявил, что на улице, где находится дом Листьева, нет трамвайных путей, тогда как на Новокузнецкой улице они есть. Позже в ходе расследования дела в отношении Андрея Челышева, его родного брата Сергея и еще ряда фигурантов выяснилось, что все они действительно связаны с отставными и действующими генералами ГРУ и Минобороны, даже получали награды за выполнение некоторых сомнительных операций. В итоге Сергей Челышев — главный подозреваемый в деле Маневича – умер в тюрьме, а его подельникам предъявили обвинения лишь в убийстве двух «мелких» бизнесменов.

    Как удалось выяснить «Росбалту», в ходе расследования убийства Листьева был и еще один питерский след. В 1996 году на пресс-конференции в МИД РФ к тогдашнему главе департамента этого ведомства Сергею Ястржембскому подошла журналистка из Санкт-Петербурга и вручила записку, попросив передать ее непосредственно президенту Борису Ельцину. В ней женщина рассказывала, что как-то она ехала на электричке в Ленинградской области, а рядом сидели несколько мужчин. Решив, что попутчица уснула, эти мужчины начали обсуждать то, как они исполнили убийство Листьева.

    Ястржембский передал записку в Генпрокуратуру, а Петр Трибой сразу засобирался в Санкт-Петербург. Поездка получилась неудачной – оказалось, что корреспондентка страдает психическими расстройствами. Однако кое-что в данной ситуации насторожило представителей Генпрокуратуры. О намечавшейся поездке Трибоя в Санкт-Петербург узнал один из депутатов Госдумы и сразу сообщил об этом своему приятелю Сергею Л. Тот, получив подобное известие, крайне обеспокоился, срочно вызвал парламентария к себе и устроил по данному поводу целое совещание. Причину подобного беспокойства Сергея Л. следователям тогда установить не удалось.

    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.