• Приложение "Православные беседы". "Образование" восходит к слову "образ"

    Приложение "Православные беседы". "Образование" восходит к слову "образ"
    Третий в этом году выпуск "Православных бесед" выходит ко Дню знаний. Главный материал номера - слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на встрече с членами Российской академии образования (публикуется в сокращении).

    Церковь Божия свидетельствует миру о вечном, но сама существует в изменяющемся мире. Новые, небывалые прежде обстоятельства по-иному расставляют акценты, выявляют непривычное и незнакомое в вещах и людях. Однако как бы ни менялся мир, основные существеннейшие начала православного учения и православного образования остаются незыблемыми.

    В основе православного образования всегда лежала открытость подлинной реальности, жизни во Христе. Отношения Господа нашего Иисуса Христа с апостолами, со Своими учениками не могли не послужить добрым образцом. В православных монастырях, на протяжении столетий бывших центрами образования и культуры, именно так велось обучение. Живой личностный характер православного образования не мог не вести к разумному преобладанию духовно-нравственного начала воспитания души человеческой над обучением как способом развития абстрактного, отвлеченного мышления, над обучением как накоплением всевозможной информации. Идеалом православного воспитания всегда было: видеть, воспитывать, уважать и ценить в каждом человеке уникальное и неповторимое в нем, личность его во всей жизненной полноте и вести человека к духовному совершенству.

    Здесь же мне нельзя не сказать о том, что для нас, православных, самое важное находится в самом центре, в средоточии всей нашей жизни. Это - Божественная Литургия. Может быть, для кого-то из присутствующих утверждение мое покажется непонятным. Можно ли придавать такое значение всего лишь обряду? Но для нас Божественная Литургия - это не обряд, это величайшее Таинство. В буквальном переводе с греческого "Литургия" означает "общее дело". И в этом общем деле всех верующих нам открывается реальнейшая реальность, происходит живая встреча с Господом нашим Иисусом Христом, и все мы соединяемся во Христе. Все наше богословие и вся наша жизнь литургична. В трудные времена, которые переживала Церковь, именно совершение Божественной Литургии придавало ей неодолимую силу и помогало выстоять в годы гонений.

    Божественная Литургия освящает не только человека, но и всю природу, просветляет весь строй творения. Литургичность церковного года тесно связана с особым религиозным восприятием космоса, характерным для православного миросозерцания, разумением вселенной как твари Божией. В нем есть живое чувство удивительной гармонии, пронизывающей все ярусы мироздания. Чувство единства вселенной, человека и Бога.

    Божественная Литургия, помимо всего, - и величайшее художественное произведение. Вот почему мы с такой осторожностью относимся к перемене в ней каждого слова, к поспешным попыткам модернизации. В произведениях Пушкина встречается немало устарелых слов и выражений, но едва ли большую поддержку вызовет попытка обновить и освежить его строки. Всем понятно, что это - варварство. Почему же стремление адаптировать Литургию представляется варварством меньшим? Да просто потому, что с ней не знакомы по-настоящему. Между тем, даже наше понимание культуры, не учитывающее роли и значения Литургии, проходящее мимо ее непреходящего величия, в том числе и художественного, всегда односторонне и ущербно.

    Великое православное наследие входит в золотой фонд нашей культуры. Незнакомство с ним, пренебрежение к нему ничем не может быть оправдано. Нужно ли искать клады за тридевять морей в тридесятом царстве, если у нас самих есть столько невостребованных сокровищ?

    Врата храма открыты для всех, и мы не можем отторгнуть людей, приходящих к нам, от церковного тела. Но тем важнее и ответственнее роль церковного образования во всем его объеме, а не только в узком конфессиональном смысле. Именно образование может помочь этим дезориентированным людям обрести твердую почву под ногами. Но не следует забывать, что по системе религиозною образования безбожной властью был нанесен самый сокрушительный удар. Она была практически полностью уничтожена. Нельзя назвать наше общество в целом необразованным. Образование в различных областях знания было развито у нас весьма высоко. Однако в предметах, так или иначе относящихся к вере, к духовно-нравственной жизни, к области религиозной, положение и до сих пор остается в целом чрезвычайно удручающим. Возник страшный перекос, когда, в ином отношении образованные, люди остаются поразительно дики и невежественны в предметах религиозных. Отсюда растерянность, мировоззренческий и духовный вакуум, вызванные крахом государственной идеологии. Отсюда поспешные попытки заместить ее наспех приготовленным суррогатом. Несколько восполнив дефицит внешнего знания из книг или иных источников, вроде средств массовой информации, люди часто не в состоянии понять того, чего лишены.

    Только развитие системы настоящего религиозного образования может помочь. Необходимо просвещение и воспитание церковного народа, а также и людей, стоящих за оградой Церкви, но взыскующих правды жизни. Перекосы и дисгармонии в душе человеческой могут привести к страшным и не всегда предсказуемым последствиям. Восстановление попранной справедливости по отношению к церковной системе образования - не только внутрицерковная задача. Это задача всего нашего общества, если оно хочет, чтобы страшное прошлое осталось, наконец, позади, хочет выбраться из исторического тупика.

    Слово "образование" восходит к слову "образ". По образу и подобию Своему сотворил Господь человека. Задача образования и состоит в воссоздании, в восстановлении этого образа, разрушенного и оскверненного.

    Мы много говорим об экологических проблемах, о загрязнении окружающей среды, но часто забываем, выпускаем из виду, как осквернена и загрязнена горница, где должен обитать Бог, - душа человека, живущего сегодня. Поврежден природный мир и повреждена человеческая душа.

    Православное образование необходимо не только одним нам, но и всему нашему обществу. Не сознающее своих корней, не понимающее, откуда идет и куда, лишенное зиждительного, собирающего людей и сплачивающего их смысла, такое общество обречено на самоуничтожение.

    Можно ли преодолеть духовный кризис без развития системы православного образования, без появления достаточного количества образованных людей, которые были бы в состоянии подступить к глубокому и трезвенному осмыслению проблем, стоящих перед современным человечеством?

    Должно быть восстановлено то, что было насильственно прервано. Так называемый русский духовный ренессанс начала века, развившийся как высший цвет вполне секулярной по духу культуры, усвоивший высшие достижения тогдашней европейской мысли, вплотную подступил к осознанию своих религиозных корней, истин православной веры, основоположений православного миропонимання.

    Необходимо разобраться и избрать лучшее, не упуская из виду пережитого нами страшного опыта последних десятилетий, который должен вразумить, отрезвить, поставить многое на подобающее ему место.

    Нужно, наконец, собраться с силами и преодолеть все еще довлеющее над нами наследие прошлого - непоправимый разрыв двух культур, светской и церковной, который и послужил одной из важнейших причин великой русской катастрофы. Именно это противостояние ведет наше общество к саморазрушению, чрезвычайно ограничивает его творческий и духовный потенциал.

    Здесь настоящее общее дело для всех нас - и для людей Церкви, и для людей светских, но которым небезразличны судьбы своего народа. Отечества и его культуры. Нужно включить православное наследие, искусственно оторванное, в контекст нашей светской культуры. А можно ли ее адекватно понять и оценить, оторвав от взрастившей ее православной почвы? Для того чтобы образовывать людей, необходимо выработать ориентиры образования. А наша система образования не блуждает ли после долгожданного краха государственной идеологии в тех же трех соснах, не продолжает ли за деревьями не видеть леса?

    Разрушение традиционного уклада русской жизни и попытка не то в колбе, не то в концлагере создать нового человека привели к убожеству и одичанию людей. Более того, к неспособности понять собственное убожество и одичание. Беда не просто в том, что наши соотечественники дики и часто потрясающе невежественны в вопросах религиозных. Беда в том, что они часто не подозревают о том, что продолжает, вопреки всем внешним обстоятельствам, жить в их душе. Не ведают ни того, чем живут, ни того, что творят.

    В душе у них разрушена иерархия ценностей. Они как бы отделены трудно преодолимым барьером от лучшего в себе самом. Отсюда и всеразъедающий скепсис и непробудное подчас пьянство, безволие, но в то же время безапелляционность и агрессивность, самоутверждение в мелочах и тут же добровольное согласие на самозомбирование, презрение смерти, но панический страх перед смертью, неуважение никакой власти и тут же пресмыкание, лакейское пособничество, поразительная неспособность отличить настоящую истину даже от самых грубых и примитивных видов ее подмены.

    Для Православия постоянно актуальным был вопрос, как всю жизнь привести в согласие с требованиями христианского совершенства. Оно ориентировало человека на нравственный героизм, на подвиг, на стремление соотнести себя и всю свою жизнь с высочайшим идеалом. Но определенная суровость и строгость - дух аскетизма всегда сочетался в православном понимании с духом радости, чуждым рабства.

    Подлинная свобода человека - только в открытости его своей собственной глубине, в освобождении от власти греха, от пленения вещами и страстями, от частного, затмевающего целое и лишающего жизнь настоящего смысла.

    Случаен ли непрестанный интерес русской литературы, русской культуры, русской науки к истории? Он заметен с самого начала, с "Повести временных лет".

    Интерес к своему прошлому характерен именно для народа, стоящего перед историческим выбором. В выборе есть Божие избрание, однако человек только сам, только самостоятельно может совершить поступок и определить свое будущее.

    Православие лежит в основании нашей культуры. И потому не являются ли чисто риторическими утверждения о равном освещении всех религий? Каждому понятно, что нельзя одновременно изучать все культуры и все языки. Возможно, в мировой культуре Шекспир занимает более значительное место, чем Пушкин. Но у нас, в России, он никогда Пушкина не затмит, и Шекспиру всегда будет отводиться меньше места.

    Великие сокровища Православия даны нам. Для того чтобы соприкоснуться с ними, не нужно учить ни китайского, ни санскрита. Не воспользоваться этим - непростительное преступление.

    На настоящий момент уже существует православное образование для мирян на всех уровнях - от яслей до высших учебных заведений. Следует отчетливо отличать его от духовного образования, готовящего священнослужителей для служения в храмах. В православных учебных заведениях дети должны обучаться добровольно в согласии с волей родителей в православном духе. Система православного образования проходит трудную пору становления. Часто нет ни помещений, ни средств, недостает подготовленных преподавателей. Нередко приходится быть первопроходцами. В предреволюционной России были только начальные православные учебные заведения - церковно-приходские школы. Не было ни средних, ни высших православных учебных заведений, поскольку dе jure все учебные заведения считались православными.

    Сегодня возникают русские и другие национальные учебные заведения. Первые шаги делают земские школы, тесно связанные с местными региональными особенностями и потребностями, лишенные инертности и косности учебных заведений, унаследованных от недавнего прошлого. Они могли бы при условии укрепления и развития их системы достойно послужить великому делу возрождения России и русской культуры. Региональное и местное - то, на чем должно делаться особое ударение в земской школе, - обретают свою настоящую смысловую нагрузку, только когда связаны с большим, со вселенским. Культура не может и не должна быть насильственно оторвана от своих живительных корней.

    На всем протяжении исторического существования России именно Православие являлось нравственной основой, духовным средоточием воспитания и образования. Если в школе игнорируется православное наследие, в ней идет насаждение неоязычества.

    Нельзя никого насильно заставить поверить в Бога. Это в душе совершается, в личной встрече человека с Богом. Но каждому человеку, каковы бы ни были его убеждения, подобает с благоговением относиться к святыням своих предков, к святыням миллионов людей, живших прежде нас, да и живущих рядом с нами. Вот почему кощунственно произносить с эстрады, с экрана, с учительского места слова о Боге, о Христе, лишенные благоговения и страха Божия. Кощунственно заставлять учеников писать сочинения на тему "Образ Христа", как прежде заставляли писать на тему "Образ Павла Корчагина".

    Православные люди - такие же налогоплательщики, как и все прочие, и имеют такие же права на то, что принадлежит всем (в частности, государственная система образования не государству же как таковому принадлежит, а обществу). Разумеется, здесь не может быть ничего насильственного, но и православных родителей следует понять: до каких пор можно продолжать навязывать людям, помимо их желания и согласия, атеистический нигилизм или, что еще хуже, неоязычество в тех или иных формах?

    Достаточно ли убедительны ссылки на многонациональность и многоконфессиональность населения России, показывают результаты социологического опроса, проводившегося фондом "Общественное мнение" в Москве. На вопрос: желают ли родители обучать своих детей в школах православного типа, утвердительно ответили 52,9% мусульман, 75,9% представителей других религий (нехристиан) и 63,9% людей, не определивших точно своего вероисповедания. Таким образом, общество наше оказывается гораздо более зрелым и веротерпимым, нежели полагают государственные чиновники и атеисты-религиоведы. Родители страшатся не преподавателей, исповедующих иную веру, а нравственной нечистоты и испорченности. Вот с чем нужно неотступно бороться в наших, изрядно деградировавших школах, а не с Православием. В государственных школах самое слабое место - воспитание детей. Но продолжают появляться инструкции с предписаниями "запретить в школах как религиозное, так и атеистическое воспитание". Общество наше пока еще, к сожалению, избытком воспитанности не страдает. Если в школе нет ни религиозного, ни атеистического воспитания, тогда там просто никакого воспитания нет.

    Православное воспитание и образование испытано многовековым опытом русского народа, засвидетельствовано в наших святых, в лучших людях Русской Земли. Оно сформировало великий народ, создавший могучее государство, великую культуру и литературу, особый неповторимый стиль душевной жизни.

    У нас с вами одна и та же задача - воспитание подрастающего поколения. От того, как нам удастся осуществить ее, зависит будущее России. Вот почему так важно наше взаимодействие и взаимопонимание.

    Задача всех здоровых сил в обществе - взаимоподдержка. В противном случае могут возобладать те самые агрессивные силы, движимые ненавистью и враждой, которых все мы страшимся.

    Россия снова стоит перед великим историческим выбором. Будет ли она служить высоким, одухотворяющим жизнь идеалам? Или же направится в мрачную преисподнюю неоязычества, и ей предстоит новое вавилонское пленение, рабство греху и тлену? Мы, православные, уповаем и свято верим в неисповедимый Промысл Божий о России. Но то, что произойдет, напрямую зависит и от нас с вами.

    Было бы хорошо всем нам вместе, совместными усилиями глубже уяснить традиционные основы образования и воспитания в России и возможность их приложения в современных обстоятельствах жизни. Попытаться создать концепцию и программу духовного просвещения России.

    У всех нас одно небо и одна земля, все мы сотворены по образу и подобию Божьему. Нас должна объединять общая забота о будущем нашего Отечества, нашего народа, нашей культуры. Задача образования всегда была одной из важнейших общественных задач. Да послужит живое дело образования миру, спасению, преуспеванию народов наших.

    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.