• Табличка проекта "Последний адрес" установлена на доме 31/12 по Большой Ордынке

    Начало 1930-х. Б.Ордынка, 31. Источник - Архив ЦИГИ

    10 ноября 2019 г., в районе Замоскворечье, на доме по адресу: Большая Ордынка, 31/12 была установлена табличка проекта "Последний адрес". Такие таблички размещаются на фасадах домов, адреса которых стали последними прижизненными адресами жертв репрессий советского режима в прошлом веке.

    Этот дом - бывшая усадьба Сысолиных-Голофтеевых - имеет непростую судьбу, в 1918 году большевики отобрали строение у законных собственников - купцов Голофтеевых, судьба последнего хозяина Николая Кононовича Голофтеева - неизвестна. Здания усадьбы отдали Всероссийскому текстильному комбинату, при этом перестроили, объединив третьим этажом, превратив усадьбу во многоквартирный дом.

    Здесь поселили новых людей, за которыми через несколько лет стали приходить сотрудники советских карательных органов. Минимум пять жильцов этого дома были расстреляны. Двоим из них в 2017 году уже были установлен таблички "Последнего адреса". Это Сергей Арсеньевич Морозов и Карл Якоб (Яковлевич) Страутин.

    10 ноября была установлена третья табличка - Михаилу Капцову.

    Из биографии:

    Михаил Александрович Капцов родился в 1888 году в Москве в семье купца 1-й гильдии. Семья Капцовых была известна своей благотворительностью. Дед Михаила, Сергей Алексеевич Капцов, учредил стипендии гимназистам, на его средства была построена трапезная и реконструирована колокольня церкви Покрова на Воронцовом Поле. На деньги, завещанные Сергеем Алексеевичем, после его смерти в 1892 году по решению Думы в Леонтьевском переулке была построена мужская гимназия, а после смерти его супруги, Ксении Васильевны, в 1896 году рядом возвели задание женского училища. Вплоть до большевитского переворота Капцовы были попечителями этих учебных заведений. Ныне оба здания занимает гимназия № 1520 им. Капцовых. После ранней смерти Александра Сергеевича в 1897 году его супруга взяла на себя управление торговым предприятием и расширила его – в 1901 году она купила шелкоткацкую фабрику в деревне Фрязино, перестроила и модернизировала ее. И, конечно же, она продолжила заниматься благотворительностью: по завещанию мужа, она пожертвовала средства на строительство женского корпуса новой психиатрической больницы (ныне – Психиатрическая клиническая больница № 1 имени Н.А. Алексеева).

    Михаил окончил II Московскую гимназию и закончил ее в 1906 году, затем Гейдельбергский университет, получил звание «доктор химии». Во время войны с Германией Михаил вошел в Комитет Красного Креста по перевозке раненых и передал несколько машин первому отряду, в ноябре 1914 г. отправившемуся на фронт. Он участвовал в организации лазарета, как и мать, жертвовал значительные суммы на его обустройство. В 1915 году, после продажи всех машин, Михаил сдал салон и мастерские в аренду Земгору (структуре по снабжению армии и распределению оборонных заказов), а сам работал там на должности управляющего мастерскими. Поскольку оба брата были на фронте, Михаил занимался торговым делом и руководил фабрикой в деревне Фрязино. В 1915 году он создал торговый дом «Братья Капцовы» и стал его директором-распорядителем. Позже и он тоже отправился на фронт, где служил в автомобильном отряде.

    Михаил продолжил управлять фабриками даже после национализации из большевиками. В апреле 1921 года его арестовали в первый раз – по подозрению в «укрывательстве ценностей и спекуляции». Речь шла о подозрениях в сокрытии автомобиля. Следствие тогда ничем не закончилось: в июле Капцова отпустили на свободу, а дело закрыли. Михаил вернулся в Москву и поступил на работу в штат ВСНХ, в Сырьевое управление Всесоюзного текстильного синдиката (ВТС). Тогда же он получил квартиру в ведомственном доме на Большой Ордынке, 31.

    С мая 1922 по октябрь 1923 года Капцов – член правления синдиката, осенью 1922 года он сопровождал председателя ВТС В.П. Ногина в зарубежной поездке. После смерти Ногина в 1924 году карьера Капцова идет на спад: он вышел из правления синдиката и стал заведующим хлопковым отделом ВТС, в 1928 году – его заместителем, а в августе 1930 года просто консультантом по хлопку. 14 ноября 1930 г. последовал второй арест – по деду «Промпартии», в квартире провели обыск и изъяли «разную переписку и царские купюры».

    Единственный допрос Капцова состоялся 21 ноября и ограничился одним вопросом, который задал следователь: «Состояли ли вы членом контрреволюционной вредительской организации в текстильной промышленности?» Последовал ответ: «Не состоял». Капцову не было предъявлено никаких конкретных обвинений, никаких конкретных доказательств его вредительской деятельности, никаких свидетельств против него других фигурантов дела «Промпартии». Единственное упоминание имени Капцова можно найти в показаниях, данных во время открытого процесса по делу «Промпартии» одним из главных обвиняемых профессором, заведующим технико-экономическим управлением ВТС А.А. Федотовым. На вопрос представителя защиты М.А. Оцепа о том, «кто персонально руководил или возглавлял вредительство в области хлопка», Федотов среди других имен назвал Капцова: «Хлопковый отдел текстильного синдиката. Этим отделом заведывал тов. Капцов, который являлся членом организации».

    В отличие от многих арестованных по делу «Промпартии», на организованном судилище Капцов не признал себя виновным и не стал оговаривать других. 20 апреля 1931 года решением Судебной Коллегии ОГПУ был приговорен к расстрелу, казнен 24 апреля. Реабилитирован в 2002 году.

    Reply Follow
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.