• "Забытый изобретатель"

    Страничка Юрия Ульянина. "Забытый изобретатель"
    Среди пионеров отечественной авиации имя Сергея Алексеевича Ульянина (фото 1) было известно так же хорошо, как профессора Н.Е. Жуковского, капитана П.Н. Нестерова, авиатора М.Н. Ефимова, конструктора И.И. Сикорского. Так было до марта 1918 г., когда Управление Военно-Воздушного Флота РСФСР отправило Ульянина с семьей в командировку, чтобы он организовал в Англии, Франции и Италии авиационную информационную миссию и стал ее начальником. В России только что вышедшей из первой мировой войны, разразилась гражданская, и о "невозвращенце" понемногу забыли.

    Лишь в 1992 г., когда в Москву из Франции приехала дочь Сергея Алексеевича, мы, родственники, узнали, что ее отец скончался 13 октября 1921 г. в Лондоне, после неудачной операции раковой опухоли…

    … Ульянин родился 13 сентября 1871 г. в семье потомственного дворянина Московской губернии. Кстати, его братья занимали солидное положение в обществе: один был генерал-майором, другой - действительным статским советником, третий - полковником, четвертый - коллежским советником, пятый, дед автора этого очерка, - надворным советником. Сергею уготовили карьеру военного - он учился и воспитывался во Втором московском императора Николая I кадетском корпусе, в 1892 г., закончил Третье Александровское военное училище (по первому разряду) и был назначен в пехоту. Однако рутинная служба там не удовлетворяла Сергея Алексеевича, его влекла техника, и вскоре он добился перевода в Варшавскую крепостную артиллерию. Там и занялся конструкторской деятельностью.

    Уже в 1895 г. Ульянин приступил к опытам с воздушными змеями, намереваясь приспособить их для фотографирования местности с высот до 400 м, а также обмена фотограммами (световыми сигналами) между цитаделью и фортами. Сначала он экспериментировал со змеями системы Харгрейва, усовершенствовал их и изготовил свой образец, на который получил охранительное свидетельство. Оказалось, что на таких летательных аппаратах может подниматься и человек - если на одном тросе закрепить несколько змеев. В 1896 г. был создан "змейковый поезд" - внушительное 7 - 14-звенное сооружение. В зависимости от силы ветра и задания на нем удавалось отправлять в воздух до трех наблюдателей. Несчастных случаев не было, хотя в те времена и в России, и за границей подобные полеты считались опасными и категорически запрещались.

    Начальство заинтересовалось экспериментами молодого офицера и, как писал в 1899 г. варшавский "Военный журнал", он стал получать "материальную и нравственную помощь, без чего опыты не могли бы достигнуть таких блестящих результатов".

    Заметим, что и позже, в декабре 1909 г., на XII съезде естествоиспытателей и врачей, члены подсекции воздухоплавания с большим интересом выслушали доклад капитана С.А. Ульянина о применении воздушных змеев для подъема людей.

    Одновременно Сергей Алексеевич увлекся другим способом полета и поступил в Учебный воздухоплавательный парк, начальником которого был известный приверженец аэронавтики генерал А.М. Кованько. В 1896 г. капитану Ульянину был высочайше присвоен знак отличия за окончание офицерского класса упомянутого учебного заведения по первому разряду.

    Не забывал Ульянин и об основной специальности. Стремясь усовершенствовать обучение офицеров и фейерверкеров стрельбе с закрытых позиций, он изобрел миниатюр-полигон. Этот прибор позволяет обучать артиллерийской стрельбе в комнатных условиях: имитируются местность и разрывы снарядов на ней. Он получил высокую оценку в Артиллерийском комитете (1899 г.) и, что самое замечательное, почти без изменений применяется в наши дни. А Ульянин, став в 1905 г. начальником Варшавского воздухоплавательного отделения, использовал миниатюр-полигон и для обучения аэронавтов-наблюдателей.

    Наконец самое главное. В 1904 г. Ульянин берется за разработку… системы радиоуправления аэропланами! И спустя шесть лет получает привилегию на "Прибор для вычерчивания кривой линии". Несмотря на столь скромное название, предназначался он для дистанционного управления самолетом, автомобилем, кораблем или субмариной. Оператор задавал направление с помощью помещавшегося на борту устройства, сохраняющего определенное положение в пространстве. Сначала это были отвес или компас, потом их заменил гироскоп, причем сигналы на летательный аппарат или судно предполагалось передавать посредством "беспроволочного телеграфа". Напомним, что бортовые передатчики и наземные приемники появились в российской авиации только вконце 1915 г.!

    Продолжая заниматься фотосъемкой с воздуха, Ульянин в 1908 г. создает аппарат для автоматической записи фотограмметрических данных, получает на него привилегию, то есть патент на изобретение. А потом разрабатывает метод построения плана местности по перспективным аэрофотографиям.

    Воздушный змей, воздушный шар… По логике вещей следующим увлечением Ульянина должен был стать самолет. Так и произошло. В 1909 г. был разработан… собственный проект двухмоторного самолета с тремя вариантами крыла, да еще впервые предложена двухдвигательная силовая установка для обеспечения безопасности полетов! Изготовленная модель хорошо летала, была отмечена на конкурсах, а на одном, где председателем жюри был Н.Е. Жуковский, изделие Ульянина отметили особым призом "…за большое научное значение". В самом деле: как считали специалисты, проект двухмоторного аэроплана был разработан на высоком научно-техническом уровне. Военное ведомство отпустило деньги на его постройку, французская фирма "Бернье" бесплатно предоставила два мотора, заказ на машину согласился принять завод Первого русского товарищества воздухоплавания. Однако к октябрю 1913 г. самолет построен не был. (Почему так получилось, я установить пока не смог.)

    Первые уроки управления аэропланом Сергей Алексеевич получил у знаменитого русского летчика Ефимова в авиашколе Фармана во Франции. В 1910 г. вернулся на Родину с дипломом, став восьмым дипломированным летчиком в России и четвертым среди военных чинов.

    В том же году он изобретает систему автоматического фотографирования с воздушных змеев. Это была каретка с парусом, на которой крепилась одна из пяти, разработанных Ульяниным фотокамер. Каретку цепляли к лееру змейкового поезда, парус, захватив ветер, поднимал ее на высоту 200-400 м, там стрелка анемометра замыкала реле, которое включало воздушный насос. Тот нажимал на спуск фотоаппарата и приводил в действие пружины, которые складывали парус. Каретка благополучно спускалась по лееру, и после перезарядки камеры операция повторялась.

    В следующем году Ульянин построил собственный аэроплан. Это был биплан ПТА-1, развивавший скорость до 75 км/ч и напоминавший "фарман", только с оригинальными усовершенствованиями. Прежде всего, в отличие от французской машины, ПТА-1 проектировался как военный разведчик, на котором впервые было применено поэлементное дублирование узлов, закрытая гондола для летчика, приспособление для посадки на воду, радиостанция системы полковника Д.М. Сокольцева.

    На 1-й международной воздухоплавательной выставке, организованной в 1911 г. в Петербурге, аэроплан Ульянина был удостоен золотой медали. 16 апреля выставку посетил Николай II. Объяснения ему давали - шеф российской военной авиации Великий князь Александр Михайлович, полковник В.Ф. Найденов, авиатор-предприниматель В.А. Лебедев и подполковник Ульянин.

    Неутомимый изобретатель продолжает заниматься телеуправлением. В 1915 г. объектом экспериментов служила трехколесная тележка. На ней был смонтирован оригинальный акустический приемник Ульянина: несколько камертонов, связанных с электрореле. Управляющие команды Сергей Алексеевич лично подавал корнет-а-пистоном. "Заслыша" их, один из камертонов, настроенный в резонанс с данной частотой звучания, включал соответствующее реле, и тележка послушно поворачивалась, выписывала восьмерки и другие фигуры. Комиссия военно-морского ведомства нашла результаты опытов заслуживающими внимания.

    А год спустя Ульянин разрабатывает прибор для управления субмариной, катером или торпедой по радио или в автоматическом режиме по заранее составленной программе. После того как оператор нажимал на соответствующие кнопки, объект поворачивал в стороны, менял скорость и выполнял другие команды. Как утверждал изобретатель, "можно построить прибор с таким числом кнопок, которые будут соответствовать знакам азбуки Морзе". Нелишне добавить, что Сергей Алексеевич предусмотрел "приспособление", предохраняющее от воздействия на радиоаппаратуру системы управления неприятельских радиосигналов. В приспособлении использовалось электрическое реле, запатентованное им в Англии (1916 г.).

    Впрочем, эрудиция Ульянина выходила далеко за рамки создания отдельных технических новинок. Так, в книге "Современный военный флот" (СПб., 1914) он, армейский артиллерист и авиатор, проанализировал состояние морских сил ведущих европейских государств, дал характеристику различных типов кораблей, проследил эволюцию линкоров за полвека. Что же касалось современной ему войны, то Ульянин полагал, что "предстоит, вероятно, не одно-два сражения, а длительная морская война, представляющая из себя весьма сложную совокупность действий" отдельных кораблей, эскадр и флотов. Как показали события 1914 - 1918 годов, прогноз оказался верным.

    … В короткой статье трудно даже перечислить все разработки Ульянина - на его счету 7 только официально зарегистрированных изобретений! Многие его труды далеко опередили эпоху - так было с телеуправлением боевой техникой, или, скажем, переносной фотолабораторией, помещавшейся в чемодане. Еще в конце XIX века Сергей Алексеевич сконструировал устойчивый змейковый поезд, состоявший из нескольких воздушных змеев, - прообраз решетчатого крыла, теоретически обоснованного в 1911 г.С.А. Чаплыгиным. В 80-е годы XX века подобные устройства стали применять для судов на подводных крыльях, а также в системах аварийного спасения космических кораблей типа "Союз".

    В 1923 г. журнал "Наша стихия", издававшийся эмигрантами в Белграде, поместил статью об Ульянине, где было сказано: "Работоспособность его была изумительна. Не было ни одного начинания в жизни русской авиации, в котором он не принимал бы участия. Сергей Алексеевич заслужил то глубокое уважение, каким пользовался среди всех его знавших, заслужил ту вечную память, которая будет жива не только в его современниках, но и на страницах истории русской авиации. Да будет он примером для нас и для будущих поколений русских летчиков".

    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.