• "Понимающего судьба ведет"

    Сергею Алексеевичу Ульянину - российскому офицеру, изобретателю, инженеру, авиатору 25 сентября 2001 года исполнилось бы 130 лет.

    Из истории развития российской техники известны примеры истинного подвижничества и виртуозного владения предметом деятельности пионеров новых отраслей при весьма скромных материальных возможностях. Немногочисленные энтузиасты принимались за создание локомотивов, автомобилей, радио и телефонии и, конечно же, "на энтузиазме" шло становление авиации. "Героический период" развития авиации выдвинул множество интереснейших исторических фигур. Часть из них - Ефимов, Нестеров, Уточкин, еще два-три человека - до сих пор " на слуху" потомков, но лишь знатокам авиации известны ныне имена других. Многие из этих последних также достойны благодарной памяти потомков, поскольку именно им мы обязаны большинству технических находок, которыми пользуемся до сих пор.

    Любое дело начинается с любительства, и практической пользы от него первоначально никто особо не ждет, хотя такую возможность и предполагают. С Ульяниным было несколько иначе. Его приход в авиацию - поиск средств наилучшего использования своей службы. Артиллерийский офицер Варшавского гарнизона (напомним, тогда это - западный форпост Российской Империи), Ульянин искал способы организации целеуказания артиллерии при ведении стрельбы с закрытых позиций. Именно для этого была изобретена его легендарная в начале прошлого века связка воздушных змеев (змейковый поезд), способная поднимать нескольких наблюдателей.

    Конструкторскую деятельность Ульянин начал в 1895 г. Для целей же рекогносцировки был придуман метод, способ и технология воздушного фотографирования с беспилотного аэростата или воздушного змея. Причем, все было продумано "до последнего гвоздя": Ульянин прекрасно понимал, что невысока цена тому изобретению, которое не может быть практически использовано. Чтобы система воздушного фотографирования работала, пришлось изобретать и устойчивые в полете коробчатые воздушные змеи, и аэрофотоаппараты различных конструкций (всего 5, на один из них он получил привилегию), и походные лаборатории, где в полевых условиях оперативно обрабатывались снимки. Методы фотограмметрии, которые также пришлось придумывать Сергею Алексеевичу, ныне используются при панорамной съемке местностей - как воздушной, так и космической..

    Необходимость освободиться при полете от капризов природы - наличия или отсутствия ветра, как условия полета, привела Ульянина в ряды авиаторов. В списке первых дипломированных русских летчиков 1910 г., где их всего-то было около четырех десятков человек, Сергей Алексеевич был восьмым - прямо перед знаменитым и сегодня летчиком-любителем и атлетом Иваном Заикиным, а среди военных пилотов России - четвертым. Пилотов тогда еще монопольно готовили французские авиашколы - Фармана, Блерио и других. Они же и выдавали "сертификаты соответствия" - дипломы пилотов-авиаторов. С 1910 г. летчиков начала готовить и Россия - почти одновременно в Санкт-Петербурге и Севастополе. Первым начальником первого Авиационного отдела Офицерской воздухоплавательной школы (АО) столицы был именно Ульянин. В 1914 г. АО переформировали в Военную авиационную школу. Первым вступил в командование этой знаменитой авиашколой в Гатчине полковник Ульянин. И это - продолжение всё той же "служебной необходимости": должен же кто-то готовить пилотов, чтобы авиация ожила и начала приносить практические плоды! Справедливо - нет ли, да только прославленных учеников мы знаем гораздо лучше учителя…

    В 1908 г. Сергей Алексеевич построил модель биплана с тандемным расположением крыльев, которая отлично летала и получила приз на конкурсе моделей (председатель конкурса Н.Е.Жуковский) в 1910 г. "за большое научное значенике". Модель являлась прообразом летательного аппарата схемы "утка" с двумя двигателями. Из Варшавы в 1909 г. Ульянин доложил о разработке проекта двухмоторного аэроплана с тремя комбинациями опорных плоскостей - аппарат мог быть монопланом или бипланом, или трипланом. Замена плоскостей осуществлялась легко и просто (как и во всех ранних и позднейших ульянинских изобретениях) членами команды обслуживания. Самолет строился Первым Русским товариществом воздухоплавания (ПРТВ) до конца 1913 г. и не был достроен исключительно из-за волокиты заводчан. Да и с двигателями довольно долго не могли определиться, пока Ульянин не достал на фирме "Бенье" два двигателя бесплатно (купленные военным ведомством моторы не очень устраивали конструктора). Неоднократные и ничем не обоснованные срывы менявшихся заводом сроков поставки аэроплана ПРТВ заказчику привели к тому, что военное ведомство расторгло договор (с согласия Ульянина) о поставке аэроплана и получило выданный ПРТВ задаток.

    О новизне и оригинальности проекта писали в те годы, пишут и теперь. В 1911 г. впервые это отметил инженер-механик Л.М.Франк в книге "История авиации" его четырехтомного труда "Воздухоплавание" (1911 г.). Основной заслугой проекта он считал принципиально важное требование, выдвинутое Ульяниным, о расположении стабилизаторов впереди поддержиающих поверхностей, Он отметил, что русский предложил это ранее того, чем было сделано в аппарате "Вилькирия" и ему подобных. И сожалел, что аэроплан Ульянина пока не построен, Требование " при отказе одного мотора аэроплан должен был сохранять способность лететь" без снижения, что заметно повышало его надежность и уменьшало рискованность полета было отмечено академиком РАЕН П.Д.Дузем. Он же отметил: "В России сразу привилась такая система управления самолетом, при которой в одной рукоятке сосредотачивалось управление рулями высоты и элеронами. Схема была разработана русским изобретателем Ульяниным". Проект предусматривал поэлементное дублирование не только двигателей, но и ряда других важных узлов. Автор проекта и ранее в своих разработках применял резервирование, он же применил неизвестное до него понятие "коэффициент использования узлов" (само это название появилось гораздо позже). Поэтому Ульянина считают пионером практического применения теории надежности.

    В 1910 г. Сергей Алексеевич разработал проект разборного военного самолета-разведчика. Законченный постройкой в январе 1911 г., аэроплан "ПТА № 1" был назван по имени Петербургского товарищества авиации (ПТА), одним из создателей и членов которого был автор проекта. Самолет имел двойное управление, то есть мог быть и учебным. Впервые в России этот самолет имел закрытую гондолу для летчиков. Тяги управления и ряд других важных узлов были дублированы поэлементно. На этом аппарате удалось установить рекорд грузоподъёмности - третий русский дипломированный летчик, он же руководитель ПТА, поднял 5 человек (при скорости 75 км/час - то и другое соответствовало проекту). Специалисты считают этот аэроплан первым военно-транспортным воздушным средством. Известный летчик С.И.Уточкин успешно летал на этом аппарате на Первом конкурсе военных аэропланов в России.

    В декабре 1910 г. Ульянин, будучи в командировке во Франции, получил задание Инженерного ведомства выяснить "производство каких авиационных моторов желательно установить в России". Изучив вопрос, он обстоятельным рапортом доложил о состоянии дел на заводах Франции и в качестве вывода предложил: " Мое личное мнение по вышеизложенному следующее: начать производство моторов Гном… ". Замечу, что один из первых в России моторостроителных заводов "Гном-Рон" начал свою работу уже в 1912 г. (ныне это ФНПЦ ММПП "Салют" в Москве).

    Другим направлением деятельности Сергея Алексеевича стало изобретение ряда систем телеуправления: сначала магнитных, а позднее - гироскопических. Заниматься телемеханикой он начал в 1904 г. Работу эту можно назвать "главным делом" Ульянина как конструктора. Эта разработка была им защищена двумя привилегиями России (1910 и 1915 гг.) и патентом Великобритании (1916). Из-за отсутствия в те времена автопилота пришлось заняться внедрением изобретения на флоте. Торпедный катер, управляемый "системой Ульянина" по радио, успешно прошел испытания в 1916 г. на трассе Кронштадт - Петергоф. Это была первая в России телемеханическая система управления движущимся объектом.

    Ульянин разработал также конструкцию немедленно пошедшего в серию укрытия для аэропланов. Складная палатка-ангар, на которую Ульянин получил привилегию, прекрасно пережила не одно поколение новых летательных аппаратов, включая аэропланы "Илья Муромец" И.И.Сикорского, и не одну войну. Еще одно интереснейшее изобретение Сергея Алексеевича - до сих пор применяющийся миниатюр-полигон - динамический тренажер для обучения в комнатных условиях обер - офицеров и фейферверкеров (унтер-офицеров) артиллерийской стрельбе в различных условиях боя. И ещё, и ещё , и ещё …

    Зарегистрированных в России изобретений у Ульянина было шесть. А незарегистрированных пионерских разработок в различных областях техники около сорока. Его заслуги отмечены многими орденами, включая орден святого равноапостольного Князя Владимира 3 степени, и медалями России и Франции.

    Сергей Ульянин очень хорошо говорил и писал по-французски, хорошо - по-английски, знал немецкий язык и латынь, изучал испанский язык и эсперанто. Был признан и уважаем в России и союзниками, принимался при дворах, что не помешало ему оставаться таким же пытливым и энергичным естествоиспытателем, каким он был в начале своей карьеры. Цитата из некролога: "Работоспособность его была изумительна. Даже на переезде между Гатчиной и Петербургом (с работы домой - Ю.У.) в своем автомобиле-каретке, он раскладывал на специальном столике свои бумаги и работал".

    Ульянин был и неутомимым общественником. Общим собранием седьмого Воздухоплавательного отдела Императорского Русского Технического Общества (ИРТО) 24 ноября 1910 г. он был избран действительным членом Общества. Сергей Алексеевич выступал с докладами на Х и ХП съездах естествоиспытателей и врачей, был почетным председателем подсекции воздухоплавания на ХП съезде. Он работал в экспертной комиссии 1-й Международной воздухоплавательной выставки, проходившей в Санкт-Петербурге в 1911 г. Был членом Отдела Воздушного Флота Особого Комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования (ОК), членом ОК и

    Заграничной комиссии по приемке аэропланов и моторов ОК. Ульянин состоял членом Императорского Всероссийского аэроклуба (ИВАК) с 1910 года, а 17 января 1914 г. был избран одним из спортивных комиссаров ИВАК. Сергей Алексеевич участвовал в работе первых трех Всероссийских съездов воздухоплавателей, причем на первом он был рядовым членом съезда, на втором - членом Оргкомитета съезда, а на третьем - председателем секции "Аэропланы и летательные аппараты". Участвовал и в других общественных организациях.

    Он, дипломированный летчик, начальник авиашколы, признанный изобретатель, являлся первым председателем Заграничной комиссии по закупке авиационного и воздухоплавательного имущества (с 1915 по 1917 гг.). Кроме того, Ульянин был первым начальником Полевого управления авиации и воздухоплавания при Штабе Верховного Главнокомандующего, созданного после Февральской революции 1917 г., а впоследствии - начальником Управления военного Воздушного Флота, организованного после октябрьского переворота 1917 г. Сергей Алексеевич являлся истинным патриотом, никогда не состоявшим ни в каких политических партиях и не занимавшимся политиканством никакого масштаба, настоящим офицером-монархистом и подлинным ученым-практиком, старавшимся не обращать внимания на политические катаклизмы, проносившиеся над страной.

    Necessarity is tht malter of investigation, как говорят англичане. "Необходимость - мать изобретательности", если перевести впрямую. Попытками преодолеть "сопротивление природы", удачными или неудачными, движется прогресс. Результаты активной интеллектуальной деятельности сами показывают, в какую сторону надо идти, чтобы достичь успеха. У В.И.Даля зафиксировано несколько сотен отечественных поговорок на эту тему. И одна из них звучит так: "Понимающего судьба ведет, сопротивляющегося - тащит".

    Примечание: в статье журнала приведены фотографии, копии привилегий и патента Ульянина (фрагменты). Их, а также копии автографов членов Царской семьи и С.А.Ульянина, другие интересные документы, можно найти в книге автора этих строк

    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.