• Адамский Виктор Петрович. Фронтовой разведчик

    Фронтовой разведчик Виктор Петрович Адамский

    Война застала Виктора Адамского в армии. Служил он в Москве, и к 1941 году был уже сержантом. Причем, интересно, что по документам Виктор Адамский 1919 года рождения, а на самом деле 1920-го. Старше на год он сам себя сделал. Очень уж хотел юноша поскорее в спортивную школу поступить, но по возрасту не проходил, вот и приписал себе год. Но и на срочную службу в армию на год раньше призвали, чему Виктор также был очень рад. Красноармеец Адамский продолжил свои тренировки, получив звание мастера спорта по рукопашному бою.

    С началом войны Виктора Петровича, как человека с хорошей физической подготовкой и уже послужившего, отобрали для службы в разведке. До декабря он проходил обучение, тем временем фронт подошел к Москве. Учеба закончилась, и юноша сразу же влился в ряды защитников столицы. В звании старшего сержанта его назначили заместителем командира разведгруппы, а вскоре он принял и все руководство группой.

    Одно из самых ярких воспоминаний Виктора Петровича относится именно к этому времени:

    "Помню одну из операций. Нас отправили в Подольск, а от него дали точный маршрут. Задача была такая: добраться до одной деревни, не помню ее названия, где был расположен немецкий штаб, и захватить “языка” из штаба. Деревня была рядом с линией фронта, в лесу. Ну, добрались мы до этой деревни. А дальше что? Тихо вокруг. Вдруг видим: по улице женщина идет. Мы ее подозвали осторожно, спрашиваем: “Где немцы, где штаб?” Она нам указала, штаб в обыкновенной избе был, выселили крестьян оттуда. Выделил я троих наших разведчиков, дал приказ “подобраться незаметно к этому дому, все там осмотреть”. А было это зимой, в декабре, морозы под 30 градусов стояли. Мы-то одеты были тепло - полушубки, валенки, сверху были маскировочные костюмы, белые, специально под снег. И вооружены мы были отлично - разведка! - автоматы ППШ, гранаты и пистолеты. А вот фрицы мерзли сильно. Одеты они были неважно, потому что не готовы были к войне зимой, думали, что до морозов Москву возьмут, но ничего не получилось! Так они жителей раздевали прямо на улице. С женщин сдирали телогрейки и на себя натягивали, платками шерстяными обматывались. Ужас! Вернулась наша маленькая разведгруппа, докладывают, что штаб, как и следовало ожидать, охраняется, у входа в дом стоит часовой, но дико замерзший. Я тут же принимаю решение: “быстро убираем часового и врываемся в штаб”. Часового сняли тихо, как сосульку. Несколько человек я оставил у входа в дом и дал приказ стрелять, только если со стороны немцев будут попытки схватиться за оружие. С криком “Хенде хох!”, врываемся в избу. Немцев там оказалось восемь человек. Один сразу схватился за оружие, но мы его опередили - расстреляли в упор. Остальные сдались. Хватаем двоих и бросаемся бежать к лесу, к линии фронта. Ведь в других домах, занятых немцами, должны были услышать стрельбу.

    Так и случилось - была погоня, наши следы на снегу облегчали задачу. Я выделил семь человек для прикрытия. Но только мы побежали, один из немцев “забастовал”, уперся - и ни в какую за нами следовать не стал. Пришлось его застрелить... А что было делать? Иначе вообще бы не выбрались. Зато второй - впечатленный судьбой товарища - впереди нас бежал, подняв руки вверх!

    В общем, задание мы выполнили, добрались к своим, но только благодаря нашей группе прикрытия. Пятеро из семи погибли... Вечная им память!

    Прошло немного времени, немцев выбили из этой деревни. Мы вернулись, нашли своих убитых ребят. Все пятеро лежали прямо на снегу, немцы только их раздели. Мы хотели их похоронить. А как похоронишь? Земля как камень! Могилы не выкопаешь! И снегу так много было! Что делать? Нашли глубокую канаву, выложили ветвями, положили ребят и накрыли нашими белыми костюмами. Дали залп салюта и ушли.

    Нас, кстати, потом долго пытали, почему пять человек потеряли? Я говорю, а что, всех потерять надо было?! Потом вмешались командиры повыше, и нас представили к наградам. В 1942 году в Кремле вручили орден Красной Звезды".

    Это был первый орден Виктора Петровича. Вслед за ним последовала еще одна Красная Звезда, а после войны к ним прибавились ордена Отечественной войны I степени и “Знак Почета”. Ну, а медали пересчитать невозможно: “За оборону Москвы” (первая и самая дорогая), “За боевые заслуги”, “За Победу над Германией”, “За победу над Японией” и еще много других.

    Многое, как разведчику пришлось пережить Виктору Петровичу в те страшные годы. Но как впоследствии признавался Адамский: "Страха особого не было, ко всему привыкаешь. По-военному мы так говорили: “или грудь в крестах или голова в кустах”. Были, конечно, и трусы, так они всего боялись. А у меня что-то не было страха. Может быть, подготовка была хорошая, может характер такой. Но погибнуть не боялся, не прятался".

    Войну Адамский закончил на границе Германии в звании младшего лейтенанта. Участвовал в параде Победы 24 июня 1945 года. Его выбрали, как одного из первых орденоносцев. Помните знаменитые кадры кинохроники, как наши воины бросают нацистские знамена у стен Кремля? Так вот, Адамский был именно в этой колонне, называлась она “специальная группа для знамен”. Шел он во второй шеренге.

    После окончания парада все его участники были приняты в Большом Кремлевском дворце. Виктору Петровичу посчастливилось быть в главном – Георгиевском зале. За столом присутствовало все руководство страны во главе со Сталиным. Поздравили всех еще раз с Победой, поблагодарили. Впоследствии Виктору Петровичу довелось участвовать еще в пяти парадах на Красной площади, но тот, победного 45 года, был самым памятным.

    После окончания Великой Отечественной с военной службой Адамский не расстался – его направили в военное училище в Саратов. Там получил звание лейтенанта и был направлен на Дальний Восток, под Хабаровск - на войну с Японией.

    В мирное время тоже не пришлось сидеть на одном месте, поколесил по стране. Служил на Урале, на Дальнем Востоке, на Байкале. Двадцать шесть лет был заместителем генерального директора предприятия по добыче и переработке урана. Это был секретный объект у границы с Китаем и Монголией. Ну, ему к секретности было не привыкать - разведчик! Довелось и в Китае побывать, и в Монголии…

    В Замоскворечье он жил в доме, построенном для сотрудников министерства атомной промышленности на Космодамианской набережной. Очень любил и сам пел народные песни, особенно украинские, поскольку родом был из Екатеринослава (ныне - город Днепр). Не терпел нецензурной лексики и пьянства.

    Ушел из жизни ветеран двух войн в 2009 году - трагически погиб на пожаре, немного не дожив до 90-летнего юбилея. Вечная ему память!

    Евгения Ефимова


    Reply Follow
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.