• Материалы номера. № 1 / 2002 г. Собой заслонили Москву

    2002 г. Собой заслонили Москву
    Продолжение. Начало в №№ 13-15, 17-20, 22, 24

    Бывшее командование 33-й армией, которое в начале октября отступало впереди всех отходящих частей и соединений Резервного фронта, которое 22-23 октября организовало неправедный суд над свидетелем их позорного бегства с поля боя командиром 17-й стрелковой дивизии Козловым, эта штабная "свора", сделала все для того, чтобы вычеркнуть из памяти не только имя героя боев под Спас-Деменском, но и подвиг всей 17-й дивизии.

    Именно тогда появилась лживая легенда о том, что "боевой путь 17-й стрелковой дивизии начался в октябре-ноябре 1941 г. в составе 43-й армии на оборонительном рубеже на восточном берегу реки Нара". Вот так - не больше и не меньше, а героических боев 3, 4 и 5 октября вообще не было. Состояние военно-исторической науки того времени позволяло подобной формуле существовать несколько десятилетий, в лучшем случае "доктора от исторических наук" обходили молчанием этот факт.

    Иосиф Виссарионович Сталин, державший в узде советскую историческую науку, очень не любил Московскую битву. Не любил потому, что по его прямой вине она крайне неблагоприятно началась для нас. После небывалых усилий армии и народа удалось выправить положение, в декабре-январе даже провести контрнаступление… А потом, опять же по его вине, в феврале-апреле 1942 г. Московская битва очень плохо для нас закончилась. Во втором, послевоенном, издании Большой Советской Энциклопедии, в 28 томе, подписанном к печати в августе 1954 г., уже после смерти Сталина, в статье о Московской битве среди войск, оборонявших Москву Резервного фронта нет (!), на карте "Оборонительное сражение советских войск в октябре 1941 г. ", стр. 392, участок по реке Десна южнее города Ельни занимают войска Западного фронта. После такой "генеральной установки", о каких еще героических боях ополченческих дивизий, собой заслонивших Москву, можно было тогда говорить.

    В начале 1970-х годов, после опубликования новой, более развернутой и несравненно более точной канвы истории Великой Отечественной в "Воспоминаниях и размышлениях" Георгия Константиновича Жукова, вызвавшей волну патриотического подъема по увековечиванию подвига советского народа в войне, группа молодых энтузиастов Москворецкого района, на базе создаваемого музея истории Замоскворечья, провела большую акцию по созданию памятника "первым боям 17-й стрелковой дивизии на Стремиловском оборонительном рубеже" в Чеховском районе Московской области.

    В это же время создается Совет ветеранов 17-й дивизии. В 1972 году заместителем председателя Совета становится Спартак Андреевич Родионов. С первых же дней своей деятельности ему пришлось открывать страницы ополченческого периода истории дивизии, так как его товарищи по Совету начинали свой боевой путь в дивизии после 12 октября 1941 года.

    Крупным и торжественным мероприятием Совета было участие в открытии в 1975 году вышеназванного мемориала на Стремиловских высотах. Именно на этом празднике Спартак Андреевич, поблагодарив всех, кто принимал участие в создании памятника, публично объявил, что первые и самые значительные свои бои с врагом, рвущимся к столице, 17-я дивизия народного ополчения провела в начале октября под Спас-Деменском. Объявление вызвало шок у собравшихся. Местное районное руководство даже обратилось с апелляцией в партийные, военные и научные организации с просьбой укротить этих "ветеранов-самозванцев".

    Дальнейшие публикации и исследования, о которых мы уже упоминали в предыдущих статьях, приоткрыли двери в историю первых самых трагических и героических боев ополченческих дивизий по обороне Москвы, в том числе и участия в них ополченцев Москворецкого района, но подлинное и полное описание этих событий еще не написано. Выражаем надежду, что наши публикации являются шагом к написанию такой истории.

    В канун празднования шестидесятилетия победы под Москвой в газете "Московский комсомолец" была напечатана серия из четырех принципиальных публикаций Гавриила Попова под названием "Правду, только правду, всю правду".

    Проводя бесстрастный анализ трагических для нас итогов Московской битвы, Гавриил Харитонович затрагивает тему Московского ополчения и выходит на многие выводы, к которым стремятся и наши рассуждения.

    Автор не оставляет "камня на камне" от главного принципа нашей жизни в то время - "мы за ценой не постоим", особенно тогда, "когда платить надо было человеческой жизнью, здоровьем целых поколений". Он справедливо указывает на устойчивую живучесть этого порочного постулата - "так воевали мы в Афганистане и так штурмовали ради новогоднего рапорта Грозный в Чечне". "Такого рода победы, с такими громадными потерями, будущей России не нужны. Нам не нужен и такого рода стиль руководства, направленный на победу любой ценой, нормой которого являлось вранье своему народу, в основе правления которого лежало глубочайшее презрение к народу, отношение к нему, как к быдлу. Нам не нужны такие руководители - завершает Попов - ни в политике, ни в экономике, ни в армии - нигде".

    Публичное оглашение этих выводов с высокой трибуны одной из популярных федеральных газет - безусловный шаг вперед к формулированию истинных причин бесконечного положения России в заложницах ограниченности и глупости ее руководителей, но…

    Но лет двенадцать назад, на крутом повороте нашей истории, очень похожие слова Гавриил Попов уже произносил с трибун съездов и митингов, а получился из этого, по его же выражению, "правящий в России союз советской номенклатурной бюрократии и финансово-олигархических "новых русских". Это что? - судьба нашей многострадальной Родины идти поступью - шаг вперед, три назад. Может быть, высказываниям Гавриила Харитоновича не хватает конкретности? Скажем: "Нам не нужны такие руководители" - А какие нужны?

    А руководители советской военной экономики того времени, переигравшие могущественный германо-европейский концерн, такие как: Вознесенский, Устинов, Шахурин, Первухин, Косыгин - разве опыт их работы не пригодится для будущей России?

    Остановимся только на одном анализе изложенных нами фактов.

    Ополченческие дивизии к началу октября были поставлены в заведомо проигрышное в тактическом отношении положение перед наступающими танковыми клиньями врага, так как не имели оружия борьбы с этими танками.

    Бутылки с зажигательной смесью против танков - это такой примитив и так не эффективно. Образованные офицеры знали, что на вооружении Красной Армии до 1941 года имелись 45-мм противотанковая пушка и 14,5-мм противотанковое ружье, а вот почему в предвоенное полугодие поступление этого вооружения прекратилось, никто не знал и понять не мог (все было засекречено). Боль досады сжимала сердце этих офицеров, когда они посылали молодых солдатиков с двумя бутылками и связкой гранат на верную гибель, чаще всего бесполезную.

    Оказалось, что решение снять с производства эти виды оружия под предлогом необходимости их модернизации и увеличения их бронебойности приняло высшее руководство Красной Армии в составе: начальник главного артиллерийского управления наркомата обороны Маршал Кулик Г.И. (заказчик и исполнитель), председатель Комитета обороны при СНК СССР Маршал Ворошилов К.Е., нарком обороны СССР Маршал Тимошенко С.К. и всемогущий Генеральный секретарь ЦК компартии Сталин И.В. Причина модернизации - формальность, главная причина - это оружие не соответствовало утвержденной этими стратегами военной доктрине Красной Армии, которая предписывала войскам на второй день после объявления войны вести наступательные операции на территории противника. Немецкие части, начавшие войну с детально проработанными планами наступательных операций, имели на своем вооружении чисто оборонительные орудия: противотанковую пушку и противотанковое ружье, по техническим характеристикам уступающие нашим образцам, но имеющиеся в наличии. Дмитрий Федорович Устинов вспоминал, что после неожиданного назначения его народным комиссаром вооружения, за две недели до начала войны, в первый же день работы он обратил внимание на отсутствие в плане наркомата производства противотанковых орудий. На его вопросы специалисты только разводили руками - "снимать с производства эти орудия, не освоив выпуска новых - нельзя". Исправлять положение пришлось в условиях начавшейся войны. Только 26 августа с конвейера заново сошла первая 45-мм пушка, так необходимая тогда нашим войскам.

    В 17-ю дивизию первые три 45-мм пушки поступили в начале ноября.

    Отряд героев-панфиловцев в бою с немецкими танками 16 ноября уже использовал противотанковые ружья.

    Современной компьютерной статистике не трудно соотнести вышеназванную глупость с миллионными потерями Красной Армии в первые, самые трагичные, четыре месяца войны, не для того, чтобы "заклеймить", а для того, чтобы поставить ограничитель будущим руководителям такого ранга от подобных интеллектуальных падений.

    Окончание в следующем номере

    © Виктор Климанов

    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.