• Приложение "Православные беседы". Таинственная церковь

    Приложение "Православные беседы". Таинственная церковь
    Лет шесть тому назад мне пришлось провести Рождественскую ночь с одним приятелем, теперь уже умершим, в его усадьбе, отстоящей от ближнего села верстах в пятнадцати. К Рождественской заутрене нельзя было и думать ехать. Второй день бушевала страшная снежная пурга. Мы уселись пить чай и разговорились. Как-то само собой разговоры наши перешли на чудесное и таинственное…

    - Да вот, не желаете ли, я вам расскажу про случай, происшедший со мной самим лет двадцать тому назад, как раз в Рождественскую ночь, - предложил мой приятель.

    Я согласился с большим удовольствием.

    - Лет двадцать тому назад, - начал рассказчик, - я оканчивал семинарию. Рождественские праздники провести пригласила меня к себе моя тетка, жившая в глухой усадебке. Деревню я и тогда любил и, конечно, с радостью ухватился за это приглашение, тем более, что в усадьбе у ней я никогда еще не бывал. Не буду распространяться о том, как я у тетки проводил время, как вкусно ел и как сладко спал. Расскажу только о загадочном случае, происшедшем со мною там.

    Наступил Рождественский сочельник. Моя тетушка захворала и отдумала ехать к заутрене. Мне же непременно хотелось быть в церкви. Село от нас отстояло верстах в восьми. Дорога туда шла прямая, больше открытыми местами. Я вообще любитель ходить пешком, и вот я надумал пойти к заутрене даже без провожатого, один. Тетушка и протестовала было против этого и давала лошадь, но я остался непреклонен.

    Когда я поздно вечером вышел на улицу, было тихо, темно, немного морозило, и порошил снежок. Я двинулся в путь. Но не прошел я, кажется, и двух верст, как начала разыгрываться непогода. По мере того, как я шел дальше, дорогу все больше и больше заносило снегом. Наконец, дорога пропала, и кругом меня с воем и хохотом кружились и сталкивались только одни снежные столбы.

    Признаться, я струсил. Впереди предстояло блужданье без дороги по глубокому снегу и, может быть, смерть. Назад вернуться не было смысла. Я потерял дорогу и уже не знал, в которой стороне была усадьба. Иногда мне казалось, что я кружусь на одном месте. Иногда чудились между порывами ветра звуки голосов, пение петухов. Но налетал ветер - и опять начиналась вакханалия зимней метели. Блуждая по сугробам снега, я совершенно изнемог. Были минуты, когда я готов был в отчаянии броситься на снег и отдаться в руки злосчастной судьбине.

    Но вот среди воя вьюги до моего слуха донеслись звуки не то надтреснутого колокола, не то чугунной доски. Я прислушался. Звук повторился, Я пошел на этот звук, который становился все явственней и явственней.

    - Слава Богу, вот и село! - думал я.

    Откуда только взялась во мне бодрость, и я прибавил шагу, несмотря на то, что снег был по колено.

    Вдруг звон колокола сразу оборвался, и передо мной, на фоне белесоватой завесы снежной бури, как призрак из земли, вырос темный контур не то небольшой деревянной церкви, не то часовни, через крошечные окна которой виднелся красноватый отблеск свечей.

    Приложение "Православные беседы". Таинственная церковь
    - Что это за церковь? - мелькнуло у меня в голове. - Если это село, то где же избы?

    Кругом было царство метели. Но, сделав несколько шагов, я был уже в крошечной церкви. Несмотря на малый размер, она утопала в полумраке. Простые бревенчатые стены были темны и суровы. Перед двумя небольшими иконами, стоявшими по сторонам деревянных царских врат, теплились красноватым пламенем две желтые восковые свечи.

    Церковь была совершенно пуста.

    Я был на верху блаженства. Опасность замерзнуть миновала. Сделав земной поклон перед иконами, я, как подкошенный, упал на пол и тотчас забылся…

    ***

    Когда я пришел в себя, то увидел, что лежу на кровати, и надо мной хлопочет тетушка.

    - Ну, слава Богу, очнулся! - проговорила она. - Ах, мой друг, ведь ты чуть не замерз! Тебя нашли на пустыре, у креста. Лежишь на снегу, совсем окоченел. Не слыхал, как тебя и сюда привезли, как раздевали и растирали. Сейчас же, как только началась непогода, я вслед за тобой послала работника на лошади. он тебя и нашел.

    Я лежал, слушал и нечего не понимал: а церковь-то? Ведь я же в церковь зашел! В церкви и уснул. Как же меня нашли в поле?

    Я рассказал все, что ясно и отчетливо видел.

    - Дивно! - проговорила она, выслушав меня. - Никакой ни часовни, ни церкви нет у нас поблизости. Я сказала тебе, что нашли тебя около креста.

    А надо вам сказать, что немного в стороне от дороги, верстах в четырех от теткиной усадьбы, на пустыре стоит деревянный ветхий крест, стоит с незапамятных времен. По преданию, он поставлен на том самом месте, на котором когда-то стояла церковь. Предание добавляет, что в одно время эта церковь ушла в землю и выходит на поверхность только один раз в год, а именно - в Ночь на Рождество Христово…

    Что вы думаете обо всем этом? - после некоторого молчания спросил рассказчик.

    Я мог ответить только недоумением…


    Александр Астафьев
    Рисунки игумена Стефана (Гулинова)

    Астафьев Александр Иванович (1816-1863?), русский писатель. Родился в дворянской семье, в Калужской губернии. Служил в армии. Полковник. Автор трудов по военному делу ("Военно-статистическое обозрение Варшавской губернии", "О современном военном искусстве", "Что такое военное хозяйство? " и др.).

    Ответить Подписаться
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.