• Дера Виталий Григорьевич. Очерк. Кавалер ордена солдатской Славы

    Виталий Дера. Старшина танковых войск

    Кавалер ордена солдатской Славы

    Человек не выбирает время, в котором он живет. Но он выбирает, как ему жить и что делать. Сознательный выбор молодых людей встать на защиту своей Родины позволил победить в одной из самых кровопролитных войн, отстоять независимость нашей страны. Яркое свидетельство тому – судьба жителя 1-го Монетчиковского переулка Виталия Григорьевича Деры. 1 марта этого года ему, первому в Замоскворечье, была вручена медаль "75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.".

    Родился Виталий Григорьевич в 1926 году в селе Темрюк Старо-Николаевского района Мариупольского округа (ныне - Никольский район Донецкой области Украины). Его отцу, председателю колхоза, часто приходилось выслушивать от учителей про проделки своего сына, веселого рыжего паренька с живым непоседливым нравом. Виталий рос активным мальчиком, мечтал стать летчиком и грезил о небе. Но мечты его разбились с наступлением кровопролитной, жестокой и самой тяжелой войны из всех, которые знала когда-то история.

    С наступлением немцев семья бежала из родного села, пытаясь догнать отступающие силы Красной армии. Под Мариуполем им отрезали путь немецкие мотоциклисты. Отец велел Виталию с матерью возвращаться в Темрюк, а сам присоединился к группе красноармейцев, начал бить врага.

    Дорога назад была нелегкой. Думали только об одном: "Домой, хоть бы добраться домой живыми!..." Страх и ужас пронизывали до самых костей. Немецкие самолеты бреющими полетами устрашали и людей, и животных. Тем не менее, до дома четырнадцатилетний Виталий с мамой добрались живыми. Правда, не знали они, в какой ад стремились вернуться. Не было уже в селе привычного уклада. Повсюду хозяйничала оккупанты и местные предатели. При уклонении от работы на немцев Виталий подвергался порке. От этого ненависть к врагам разгоралась в душе юноши еще ярче. Поздней осенью 1941 года из-под Мариуполя вернулся отец. Сам он идти не мог, у него были перебиты ноги. Виталий с матерью, как могли, выхаживали его. Но местные "доброжелатели" донесли об отце - председателе колхоза и коммунисте. Полицейские забрали его и отправили в гестапо в Мариуполь. Людей гнали пешком, а отец с ранеными ногами дороги не выдержал. Полицаи, дабы не нагружать себя лишней обузой, расстреляли его прямо на дороге. Это было в мае 1942 года.

    Летом 1943 года немцы активно отправляли молодежь на работы в Германию. Они заходили в любой дом и уводили детей от 13 лет. Чтобы избежать такой участи для своего сына, мать велела вырыть в погребе большую яму. И Виталию пришлось прятаться там июль-август 1943 года. Изредка, когда в доме не было немцев, мать приносила ему еду. Это были самые тяжелые времена. Но Виталию удалось их пережить.

    Радостная весть пронеслась по селу Темрюк в сентябре 1943 года: "Конец оккупации!" Освободителем стал 11-й армейский запасной стрелковый полк 2-го Украинского фронта. Именно туда и отправился добровольцем шестнадцатилетний юноша Виталий, не подлежащий мобилизации. В голове были отчаянные мысли: "Мстить! Мстить за отца, за оккупацию, за издевательства, мстить за Родину!" В полк его тут же приняли. Во время форсирования реки Молочная под Мелитополем Виталий получил легкое ранение в ногу. Мать уговаривала его вернуться домой, но юноша был непреклонен.

    Отчаянные головы несовершеннолетних воинов пытались остудить приказом Верховного главнокомандующего о снятии "малолеток" с фронта. Но Виталия сбить с намеченного пути было невозможно. Он прибавляет себе год, и вместо тыла его посылают учиться военному делу в 356-й запасный стрелковый полк, располагавшийся около станции Прудбой под Сталинградом. Сам он вспоминает это время так: "Нас привезли, всех разом. Было много таких как я, молодых, горячих, готовых воевать за Родину любой ценой! Нас расположили в бывшем военном городке фельдмаршала Паулюса, в землянках, рассчитанных на 40-50 человек. Это были двухъярусные нары из необструганных досок, а матрасов, подушек или одеял и в помине не было. Вокруг только сосны и снега по колено. Зима 1943-1944 года выдалась лютая, стоял сорокаградусный мороз. Есть было практически нечего. На кухне готовили баланду и хлеб, который рассыпался при одном прикосновении. Многие ребята на таком пайке сильно ослабели. При этом обучали нас по всей строгости, проводили подготовку в стрельбе, азы рукопашного и стрелкового боя. Все мы мечтали поскорее оказаться на фронте! Только это и помогло нам выстоять и преодолеть все невзгоды!"

    В начале весны 1944 года Виталий Григорьевич был отправлен в Кировоградскую область, в учебный батальон. Но уже осенью 1944 года он попадает фронт, в должности командира отделения 12 гвардейской Краснознаменной орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого бригады в составе 4-го Украинского фронта. Виталий Григорьевич участвует в освобождении Польши, затем - тяжелые, не всегда успешные бои за овладение чешским городом Моравска-Острава. Это был крупный железнодорожный узел, жизненно важный центр восстановления подбитой немецкой техники, поэтому немцы защищали город очень серьезно. Моравска-Острава был взят нашими войсками только 30 апреля 1945 года.

    На всю жизнь Виталию Григорьевичу запомнился фронтовой эпизод на подступах к Берлину. Тогда, уже в составе 1-го Украинского фронта, всё той же бригады встретили они ожесточенное сопротивление немецких войск. Как вспоминает Виталий Григорьевич: "Мы остановились перед насыпью шоссейной дороги. Решали, как действовать дальше. Наши танки и вся бронетехника стояла перед насыпью, а за ней виднелись высоченные деревья. Немцы, которые сидели за насыпью, решили атаковать. С одного из деревьев фриц выстрелил из фаустпатрона прямо по танку, рядом с которым я находился. Меня серьезно ранило в правый висок, осколок торчал как влитой. Помню лишь, что мне наложили пакет, забинтовали, как могли, голову и сказали ползти в сторону санбата".

    Так Виталий полз с дикой болью в голове, пока не увидел впереди ползущих навстречу немцев. Понимал, что силы неравны, но от боли стал терять сознание. Его привел в чувство заместитель командира бригады полковник Михайленко. Он то и объяснил Виталию, что это наши военнопленные, которых освободили и одели в немецкую форму, добытую в боях. Воодушевленный Виталий дополз до санбата. Там ему оказали первую помощь. Лежал он недолго - вскоре почувствовал в себе силы вернуться назад, в свой полк. Познакомился с Сережей из Краснодара, тот был из 10 бригады. Вместе они решили уйти из санбата, искать свои части - страшно было потерять связь со своими товарищами. Взяв с собой 2 банки консервов и буханку хлеба, они отправились в том направлении, где, по их мнению, располагались 10 и 12 бригады.

    Ранняя весна одела все деревья в кипень белого цвета. Нестерпимо жаркими были те апрельские дни, солнышко настраивало на позитивный лад, хотелось петь песни. И всё это создавало яркий контраст грубым, черным краскам войны. И неожиданно, с щемящей остротой, двум солдатам 1-го Украинского фронта отчаянно захотелось остаться в живых, бросая вызов чудовищной нелепости - войне.

    О случившемся далее рассказывает Виталий Григорьевич: "Идем мы. Вдруг навстречу на полной скорости несется "Виллис", пыль стоит столбом. Резко останавливается перед нами. Оттуда вылетает подполковник Рязанский, начальник штаба корпуса, куда входили обе наши бригады. "Кто такие? Куда направляетесь?" - спрашивает он. Я был ближе, и ответил - "Идем в свои части, Сергей с 10 бригады, я с 12". Тут Рязанский подходит ко мне и сапогом неожиданно дает мне такой пинок, что я растерялся. "А вы знаете, мать вашу, что немцы впереди? Вы знаете, что идете прямо к ним в руки?" Мы даже дар речи потеряли. Посадил он нас в "виллис", отвез в мою 12 бригаду, а там и Сережке до своей было недалеко. Так и спаслись мы от неминуемой смерти".

    За штурм Берлина Виталий Григорьевич Дера был представлен к самой главной солдатской награде - ордену Славы. Ему вручили награду по пути на Прагу. Бригада Деры, но уже в составе 4-й танковой армии под командованием Д. Д. Лелюшенко, совершала марш-бросок на Прагу. Затем в Праге несколько дней вылавливали скрывающихся власовцев.

    Война закончилась для Виталия Григорьевича 12 мая. Тогда его сердце забилось спокойнее: отомщен и отец, и родное село, и Родина!

    Виталий Григорьевич Дера награжден также орденом Отечественной войны I степени, медалями "За взятие Берлина", "За освобождение Праги", "За победу над Германией". Имеет и благодарности Верховного главнокомандующего за прорыв обороны немцев на реке Нейсе, за завершение полного окружения Берлина, за овладение городом Виттенберг на реке Эльба, за завершение ликвидации групп немецких войск, окруженных юго-восточнее Берлина, за взятие Берлина, за освобождение Праги.

    Много воды утекло с тех пор. После войны Виталий Григорьевич занимался педагогической деятельностью, работал в школе, а с 1972 по 2006 год был заведующим кафедрой инновационных технологий Института повышения квалификации информационных работников. Имеет звание "Заслуженный работник высшей школы", профессор. Но главным в своей жизни он считает именно то печальное и радостное время, проведенное в кровопролитных боях Великой Отечественной. И жив в его памяти образ бравого, доблестного русского солдата, который, не жалея жизни, сражался за Родину.

    Анна Егорова

    2020.03.01 Награждение Виталия Григорьевича Деры

    2020.03.01 Награждение Виталия Григорьевича Деры

    Дера Виталий Григорьевич




    Reply Follow
Газета зарегистрирована в Московском региональном управлении Роскомпечати. Свидетельство № А-349. Распространяется по району Замоскворечье (жилые дома, предприятия, организации) с 1993 г. Периодичность - 1 раз в месяц. Тираж 16200 экз.
© 1999-2014 "Вестник Замоскворечья". 115093, г. Москва, ул. Б. Серпуховская, д. 40, стр. 2. Тел. (495) 943-03-81, (910) 424-56-71.